Авторизация
Запомнить
Регистрация
Поиск по сайту:

Публикации Колпашевских авторов

"Родом из Колпашева"

Некоторые исторические данные учреждений, предприятий и районов:

города Колпашево

Авиапредприятие
Школа №4, Матьянга
Городские окраины

Культурная жизнь города Колпашева

"Рукотворное чудо" 2011
Выставка "Рукотворное чудо"
Премьера "Актёрской книги"

Доски объявлений города Колпашева

Продажа автомобилей в городе Колпашево
Продажа недвижимости в городе Колпашево
Продажа категории "Разное" в городе Колпашево
Предложения по услугам в городе Колпашево
Информационные сообщения в городе Колпашево
Вакансии, работа в городе Колпашево
Каталог интернет ресурсов

Люди и их дела в Колпашево

Городскому мировому суду 10 лет
На речных просторах
Человек года 2008
Не потерянные во льдах
Покоряя московскую сцену
Авторалли февраль 2009
Чемпионка мира по карате кёкусинкай 2009 Мария Панова

О Колпашево в прозе

Колпашево зима 2009

Немного о компьютерном железе

Все материнки ASUS
Все материнки GigaByte
Все ноутбуки Asus
Все ноутбуки Samsung
Все ноутбуки HP
      
     

ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ И ЦАРЬ ИОАНН IV ВАСИЛЬЕВИЧ ГРОЗНЫЙ (1533- 1584гг.)

           
    
  
Колпашево. Сегодня: 18.11.2017 года   Сделать стартовой страницей.    Напишите нам

Колпашево новости события

    Автомобили    Автофорум   В мире   Мост в Колпашево   О Колпашево   История города Колпашево    Газета Советский Север   Авто   Компьютеры   Проблемы чтения   История России    Главная    Гостевая    Форумы   "В нашей стране и в мире"   Нарымский край   Каталог интернет ресурсов   Последние Новости Колпашева   Архив новостей 2009   История Колпашева  Публикации Колпашевских авторов "Родом из Колпашева"  

                 

 

ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ И ЦАРЬ ИОАНН IV ВАСИЛЬЕВИЧ ГРОЗНЫЙ (1533- 1584гг.)

В 1533 г. трехлетний Иоанн IV принял присягу. Никогда еще Россия не имела столь малолетнего властителя, никогда - если исключить почти легендарную Ольгу - не видела государственного кормила в руках юной жен-шины-чужеземки из литовского рода. Опасались неопытности Елены, естественных слабостей, пристрастия к Глинским. Елена опиралась на Боярскую (Верховную) думу, где заседали опытные советники трона. В Боярскую думу входили братья Василия III Иоанновича и 20 именитых бояр: князья Вельские, Шуйские, Оболенские, Одоевские, Горбатый, Пеньков, Кубенский, Барбашин, Микулинский, Ростовский, Бутурлин, Воронцов, Захарьин, Морозовы. Большое влияние на Елену оказывали ее дядя, старец Михаил Глинский, честолюбивый, смелый, самим Василием III Иоанновичем назначенный быть главным советником, и конюший боярин князь Иоанн Федорович Овчина-Телепнев-Оболенский - молодой и подозреваемый в сердечной связи с Еленой. Едва минула первая неделя боярского правления, как столица была поражена известием о заточении дяди великого князя - Дмитровского князя Юрия Иоанновича, оклеветанного или действительно уличенного в тайных заговорах против великого князя. Летописцы во мнениях по поводу заговора расходятся. Такое начало правления свидетельствовало о решительности приближенных к трону бояр и Елены. Едва минула первая неделя боярского правления, как столица была поражена известием о заточении дяди великого князя - Дмитровского князя Юрия Иоанновича, оклеветанного или действительно уличенного в тайных заговорах против великого князя. Летописцы во мнениях по поводу заговора расходятся. Такое начало правления свидетельствовало о решительности приближенных к трону бояр и Елены. В начале 1534 г. князь Симеон Бельбкий и знапШй окольничий Иоанн Лятский (Ляцкий) изменили России. Князей Иоанна Вельского и Воротын-ского заковали в цепи, как соучастников измени. Hd старшего Вельского, Дмитрия, оставили в покое. Вскоре были обвинены в измене также Михаил Глинский и Михаил Воронцов - их лишили свободы и заточили в темницу. Там Михаил Глинский умер и был похоронен без всяких почестей/Воронцов же пережил своих гонителей, он умер в 1539 г. в достоинстве думного боярина. Дяде Иоанна, Андрею Иоанновичу, старицкому князю, - человеку слабохарактерному и малодушному, продолжали еще оказывать знаки уважения. Однако, видя, что в столице наступили тревожные, беспокойные времена, Андрей уехал в Старицу. 26 августа 1536 г. от голода в заточении умер его брат Юрий Иоаннович. Андрей был в ужасе. Он бежал с женой и юным сыном Владимиром из Старицы, собрал войско и хотел выступить против бояр-правителей. Князь Никита Оболенский нагнал Андрея у Старой Руссы и уговорил вернуться в Москву, здесь его заковали в цепи. Через шесть месяцев Андрей Иоаннович умер насильственной смертью. Елена казнила многих бояр и их детей. За четыре года правления Елена умертвила двух братьев мужа и своего родного брата. Во внешних делах правительница и Дума не отклонялись от политики Василия III Иоанновича: ценили мир, но не страшились и войны. В 1534 - 1538 гг. Елена укрепила дружественные связи со Швецией, Молдавией, с ногайскими князьями и с астраханским ханом. С Ливонией был заключен мир на 17 лет. Уточнили границу, которая прошла по реке Нарова (Нарва). Покровительства России искал молдавский воевода Петр Стефанович, он платил легкую дань султану Турции. Главное внимание правительницы Елены Глинской и Боярской думы было приковано к Крыму, Литве и Казани. Предлагались союз крымскому хану Саип-Гирею, мир Сигизмунду и покровительство казанскому хану Еналею. Казань клятвенно присягнула Иоанну, Литва и Польша требовали всех городов, отнятых Россией, но получили отказ. Сигизмунд I ласково принял беглецов из России Вельского и Лятского, слушал их рассказы и в итоге склонился к войне с Россией. 3 сентября 1534г. киевский воевода Андрей Немирович осадил Стародуб, выжег его предместья, но смелая вылазка россиян так напугала неприятеля, что тот в беспорядке отступил. Литовцы решили исправить свою первую неудачу. Они сожгли плохо укрепленный город Радогощ, окружили Чернигов. Россияне ночью вышли из города и разогнали литовцев. Видя неуемный аппетит Сигизмунда на русские земли, Москва собрала значительные войска и пошла на Литву. Главными воеводами были князья Михаил Горбатый и Никита Оболенский. Любимец Елены Оболенский - Овчина-Телепнев вел передовой отряд. Войско россиян численностью до 150 тысяч человек дошло до Вильно. Были выжжены многие литовские города и села. Не потеряв практически ни одного человека, россияне в начале марта 1534 г. возвратились домой. Не личной слабостью престарелого Сигизмунда, а государственной слабостью Литвы можно объяснить возможность таких истребительных воинских прогулок. 29 июня 1535 г. русские построили на литовской земле крепость Себеж. Но Сигизмунд I, собрав 40 тысяч воинов, вторгся в южные пределы России. Крымские татары снова устремились к Рязани. Крымский хан Ислам-Гирей, прельщенный золотом короля Литвы, обманул Москву. Русские войска отбили нападение татар, но литовцы подступили к Гомелю - и город сдался. Князь Оболенский-Шейнин малодушно бежал в Москву. Пал также и Стародуб. В сентябре 1535 г. Казань снова изменила России. Власть в ней захватил крымский ставленник Сафа-Гирей., Казанцы тайно просили посадить на престол Шиг-Алея, заточенного в Белозерске. Его привезли в Москву. Шиг-Алей пал в ноги шестилетнему Иоанну, просил прошения, плакал, после этого его отпустили в Казань с честью и дарами. Между тем война с Сафа-Гиреем все же началась (1536 г.). Татары разбили русские отряды в городе Балахна, но россияне одержали победу над отрядами татар и черемисов в Корякове. Пленников отослали в Москву, где их казнили. Продолжилась война с Литвой. Литовцы во что бы то ни стало хотели взять Себежскую крепость, они осадили город и начали пушечный обстрел, но ни одно ядро не попало в цель: больше били по своим. Русские по льду сделали вылазку, во многих местах лед на озере треснул, обломился. Литовцы не выдержали натиска русских и бежали. В Вильно, Кракове и Киеве огорчались, в Москве радовались. По всей границе с Литвой русские построили крепости. Сигизмунд запросил мира, который и был заключен на пять лет, К России перешли крепости Себеж и Заволочье, а Литва овладела Гомелем. Таким образом, война закончилась при небольших взаимных, уступках. Крымский хан Ислам-Гирей с неудовольствием смотрел на переговоры России и Литвы. Он предложил Иоанну IV Васильевичу свою помощь в войне с Литвой, и в 1537 г. Ислам-Гирея не стало, его убил один из ногайских князей. Смерть Ислам-Гирея для России была нежелательной, так как укреплялась власть Саип-Гирея, который имел сильного покровителя в лице султана, а также был тесно связан с Казанью. Новый хан .не. замедлил оскорбить великого князя: был ограблен посол Москвы в Крыму. Крымские татары угрожали России, зашишая интересы Казани. Русские войска готовились идти на Казань, но Казанцы в 1537 г. "сами подступили к Мурому. Увидев, что русские войска во многом превосходят их по силе, татары отступили. Учитывая сложные отношения с Крымом, русские не пошли воевать 'С Казанью. Еще при великом князе Василии III Иоанновиче в Москве начали строить Китай-город. Елена продолжила это строительство. При ней были построены также крепости Мокшан (в Мещере), Буйгород (в Костромской земле), Балахна, Пронск ( на старом городище) и другие. По ее указанию восстановили после больших пожаров Владимир, Ярославль, Тверь, расширили Вологду. Несмотря на то, что Елена заботилась об укреплении страны, народ не любил ее. Все знали о ее явной любви к князю Иоанну Оболенскому-Овчине-Телепневу, и это вызывало всеобщее презрение и негодование. Один Телепнев был истинным приближенным к правительнице; другие бояре не имели реальной власти. Никто не мог добиться продвижения по службе, если не угождал любимцу двора. Все хотели перемен - и они произошли. Великая княгиня, юная годами, в расцвете сил неожиданно 3 апреля 1538 г. скончалась - ее, возможно, отравили. В эту же ночь Елену погребли в Воз-несенском монастыре. Семилетний Иоанн плакал, бросался Телепневу в объятия, так как только он один искренне переживал смерть Елены. Иоанн Телепнев не отходил от юного великого князя, ласкал его. Все ждали перемен. Из всех бояр выделялся Василий Васильевич Шуйский - потомок суздальских князей, изгнанных еще сыном Дмитрия Донского из своих наследных владений. Злобствуя на московских государей, они служили Новгороду, и в последний день свободы новгородцев князь Шуйский-Гребенка был в этом городе главным воеводой. Князь Василий Шуйский занимал первое место в совете при Василии III Иоанновиче и сохранил его при Елене. Шуйский объявил себя главой правления. По истечении семи дней после смерти Елены были схвачены все близкие Иоанну IV люди, в том числе князь Иоанн Телепнев. Его уморили голодом, сестру Телепнева Агриппину сослали в Каргополь и постригли в монахини. Дума и великий князь попали под влияние Василия Шуйского и его брата Иоанна. Сильные позиции в Думе сохранял также Дмитрий Вельский. Были освобождены из темницы князья Иоанн Вельский и Андрей Шуйский. Беспрекословное правление Василия Шуйского продолжалось только шесть месяцев. Князь Иоанн Вельский стал его главным противником. Вельского снова заточили в темницу, но теперь это сделали Шуйские. Князь Василий Шуйский считал себя уже как бы правителем России, но вдруг Москва узнала о его внезапной загадочной смерти (1539 г.)- Возможно, это была и естественная смерть. Власть сразу же попытался захватить Иоанн Шуйский, думая завершить неоконченное дело брата Василия. Иоанн Шуйский "не оказывал в делах ни государственного ума, ни любви к добру, был грубым самолюбцем. В Думе повелевал как деспот, а во дворце - как хозяин и величался до нахальства" (Н.М.Карамзин). Он никогда не стоял перед юным великим князем, а садился у него в спальне. Упрекали Иоанна Шуйского и в гнусном корыстолюбии. В 1540 г. Иоанна Вельского выпустили из темницы, и он занял ведущее место в Думе. Это произошло по повелению митрополита Иосафа. Иоанн Шуйский был изумлен дерзостью митрополита. Дума разделилась на два лагеря. Шуйский грозился, но сторона Вельского взяла верх. Злоупотребление властью уменьшилось, были сменены некоторые наместники, из-под стражи освободили юного князя Владимира Андреевича, двоюродного бра-яга Иоанна IV Васильевича. Набеги крымских татар не прекращались, к тому же татары тайно готовились к войне с Россией. В декабре 1540 г. объединенные силы крымских и казанских татар миновали Нижний Новгород, достигли Мурома, но дальше не пошли - боялись мужественного боярина и воеводу Дмитрия Вельского. Вскоре они быстро удалились из русских пределов. В 1541 г. крымские татары снова направились к границам России. Войско татар достигало 100 тысяч человек. В Крыму не осталось никого, кроме женщин и детей. Русские войска станом расположились близ Оки. Десятилетний великий князь Иоанн и его брат Юрий остались в Москве и молились о спасении страны. В войсках читали письма Иоанна, в которых он стремился воодушевить воинов. 30 июля все русские полки объединились. Хан не ожидал встретить такого сильного противника и, терзаемый страхом, злобой и стыдом, покинул войско. За ним ушли и его воины. Русские захватили богатые трофеи, в том числе турецкое оружие. Россия торжествовала её враг бежал. Испытав неудачу, крымский хан Саип-Гирей согласился быть в дружбе с Иоанном. С Литвой снова заключили перемирие на семь лет. Сигизмунд слабел, мужал его сын Август. Князь Иоанн Вельский, будучи душой правительства, стоял на высшей ступени власти, однако Иоанн Шуйский не успокаивался, думая о мести. Чтобы погубить Вельского, Шуйский вошел в заговор с князьями Михаилом и Иоанном Кубенскими, Дмитрием Палецким и казначеем Третьяковым. v Ночью 3 января 1542 г. Кремль был охвачен тревогой. Заговорщики схватили князя Иоанна Вельского в его доме и посадили в темницу. Митрополит Иосаф бежал, его поймали и отправили в ссылку. На рассвете в Москву из Владимира прискакал Иоанн Шуйский, который вновь стал во главе бояр. Князя Иоанна Вельского сослали в Белоозеро. Тишина и спокойствие на некоторое время восстановились. Иоанн Шуйский приказал убить Вельского. Трое злодеев умертвили заключенного. Князь Дмитрий Вельский, сидя на первом месте в Думе как старший боярин, оплакивал смерть брата. В Москве выбрали нового митрополита, им стал Макарий. Недолго князь Иоанн Шуйский пользовался властью. Болезнь заставила его удалиться от двора. В последние два года жизни он, практически, не участвовал в правлении, сдав его своим ближним родственникам: Иоанну и Андрею Михайловичам Шуйским и Федору Иоанновичу Скопину-Шуйскому, которые не имели ни великодушия, ни большого ума, любили только властвовать. Иоанн подрос, ему исполнилось 13 лет, и он чувствовал тягость беззаконной опеки, ненавидел Шуйских, особенно князя Андрея - наглого, свирепого. В 1543 г. на одном из заседаний Думы Шуйские в присутствии Иоанна схватили боярина Федора Воронцова и пытались его задушить. Иоанн с помощью митрополита спас его. Однако Воронцова все-таки заключили в темницу. Рожденный с пылкой душой, редким умом и необычайной силой воли, Иоанн имел бы все основные качества великого монарха, если бы, как отмечали современники, не его воспитание. Иоанн, любя охоту, не только убивал диких животных, но и мучил их. Приближенные спокойно наблюдали, как Иоанн, проезжая на лошади, сбивал на улицах женщин и старцев. Шуйские хотели, чтобы Иоанн помнил их угождения и забывал досады, но он помнил досады и забывал угождения, так как знал, что власть принадлежит ему, а не им. Внезапно 29 декабря 1543 г., на Рождество, Иоанн собрал бояр и в первый раз явился повелительным, грозным. Он объявил, что многие из бояр, по его мнению, виновны, но казнит только виновнейшего - Андрея Шуйского. Этого знатного князя схватили и отдали псарям, которые умертвили его, предварительно истерзанного собаками. Шуйские и их друзья безмолвствовали, народ был удовлетворен, Но Иоанн правил еще не самостоятельно, им фактически повелевали родственники его матери Глинские. В 1544 - 1546 гг. из Москвы выслали многих бояр, в их числе Федора Скопина-Шуйского, князя Юрия Темкина, Фому Головина. Афанасию Бутурлину, обвиненному в дерзких словах в адрес Иоанна, отрезали язык. Однажды новгородцы хотели передать великому князю жалобу. Тот собрался на охоту и не хотел принимать жалобщиков. Новгородцы возмутились, началась драка, в которой было убито около десяти человек. Иоанн, возвратясь с охоты, дал указание узнать, кто подучил новгородцев к дерзости и мятежу. Донесли на Кубенских и Воронцовых. Этого было достаточно, чтобы им отрубили головы. Опала и жестокость нового правления устрашали сердца. Бесконечные обманы казанских царей вывели Иоанна из терпения. Он послал на них войско. Сафа-Гирей бежал, Казанцы снова приняли Шиг-Алея, но тайно вели переговоры и с беглецом, который с толпами ногайцев был уже на Каме. Вернувшись в Казань, Сафа-Гирей в третий раз сел на царство, его противники - 76 князей и мурз искали спасения у Москвы. Между тем великий князь ездил по разным городам своей державы. Он посетил Владимир, Можайск, Волок-Ламский, Ржев, Тверь, Новгород, Псков. С 1547 г. российские монархи стали называться царями, сохраняя титул великих князей. В 1547 г., когда Иоанну IV исполнилось 17 лет, он объявил, что намерен жениться. Знатные сановники, окольничие, дьяки поехали по стране, чтобы видеть всех благородных девиц и лучшую представить государю. Царь избрал юную скромную Анастасию, дочь вдовы Кошкиной-Захарьиной, муж которой, Роман Юрьевич, был боярином, окольничим, а свекор - боярином Иоанна III. Но не знатность, а личные достоинства невесты оправдывали этот выбор. Современники приписывают невесте все женские добродетели: целомудрие, смирение, набожность, чувствительность, благостность, соединенные с основательным умом, не говоря о красоте, ибо та считалась необходимой принадлежностью счастливой царской невесты. 13 февраля 1547 г. состоялось венчание Иоанна и Анастасии. Несмотря на женитьбу, Иоанн оставался грубым, любил праздность и шумные забавы, выходящие за рамки дозволенного. Ему нравилось показывать себя царем, играть милостями и опалами, своевольничать. Еще никогда Россия не управлялась хуже, чем при Иоанне IV. Глинские делали, что хотели, наместники не знали страха. Однажды прибыли псковитяне и пожаловались на князя Турунтая - Пронского, угодника Глинских. Иоанн не стал их выслушивать, разгневался, кричал, топал ногами, лил на головы ходоков кипящее вино, палил им бороды, затем приказал их раздеть и положить на землю. Мученики ждали смерти, но царь простил псковитян. Шуты, скоморохи постоянно забавляли Иоанна, льстецы славили его мудрость. В 1547 г. летом в Москве приключился небывалый пожар. Все горело. Погибли 1700 человек (младенцев никто не считал). Пожаром воспользовались противники Глинских. Иоанну шепнули, что Москва сгорела от волшебства некоторых злодеев. Царь назначил расследование. Горожан собрали на Соборной площади в Москве и спросили, кто сжег Москву. Кто-то назвал Глинских. Многие не верили, что такое может свершиться, но Юрия Глинского тут же на площади схватили и умертвили. Погиб родной дядя царя. Народ разграбил имущество Глинских, никто не унимал это беззаконие. Царь с женой спасались в загородном Воробьевском дворце, куда устремились разгневанные толпы народа. Неожиданно перед ними предстал удивительный человек, священник Благовещенского собора Сильвестр, родом из Новгорода. Он с видом пророка обратился сначала к народу, а затем к царю - стал укорять его за легкомыслие, заклинал быть ревностным исполнителем государственных уставов. Сильвестр потряс душу Иоанна, овладел его сердцем и произвел чудо. Иоанн стал другим человеком, он раскаялся в своих грехах. Иоанн подружился также с дворянами незнатного происхождения Алексеем и Данилой Адашевыми. Алексей стал любимцем царя, он был образованным, имел чистую душу, приятный разум, благие нравы. С этого периода начинается эпоха славы Иоанна, новой, ревностной деятельности в правлении, ознаменованная государственными успехами и великими намерениями. В течение трех лет Иоанн, в основном, опирался на Сильвестра и Адашева. Мудрая умеренность, человеколюбие, дух кротости и мира стали для царя и его приближенных правилом. Изменился и двор: в Думе появились новые бояре - дядя царицы Кошкин-Захарьин, Хабаров (верный друг несчастного Иоанна Вельского), князья Куракин-Булгаков, Данило Пронский, Дмитрий Палецкий, дочь которого удостоилась чести быть супругой 16-летнего брата царя князя Юрия Васильевича. Иоанн женил и Владимира Андреевича (двоюродного брата) на Евдокии из рода Нагих. Царь приказал собрать в Москву со всех концов России представителей разных народностей. Он выступил перед собравшимися с пламенной речью, в которой каялся перед народом о принесенном ранее зле и обещал, исправиться, стоять за справедливость. "Отныне я судья ваш и защитник", - так закончил свою речь Иоанн. Алексею Адашеву было поручено принимать челобитные от бедных, сирот, обиженных. Народ вместе с царем плакал от умиления. Иоанн успешно действовал на дипломатическом поприще. Он заключил мир с Литвой. К этому времени (1548 г.) король Польши и великий князь Литвы Сигизмунд I уже умер, а его сын Август, преемник трона, больше занимался любовными делами. Боярская дума как высший совет функционировала при великих князьях с X века. Деятельность ее носила совещательный характер; Дума участвовала в обсуждении вопросов законодательства, внешней политики, внутреннего государственного устройства, религии. При Боярской думе находился еще один совет, состоящий из самых приближенных к великому князю (а затем и царю) людей. Он назывался Ближней думой (Тайной или Комнатной думой). Роль Ближней думы была очень велика. Иоанн ввел царский Судебник (законодательство), который был утвержден первым в России Земским собором и введен в 1550 г. Этот Судебник в России называли второй "Русской Правдой" и он явился важным шагом на пути централизации страны. 23 февраля 1551 г. Иоанн собрал в Москве "Стоглавый" собор знатных людей, духовенства, сановников, где произнес речь, в которой говорилось, в частности, и об изменении российских законов. Собор одобрил предложения царя об избрании присяжных, старост, целовальников. Здесь же утвердили все внесенные Иоанном постановления. Царь, "устроив державу", предложил духовенству "устроить" и церковь. Были заведены духовные училища в Москве и других городах страны. Иоанн принял меры к просвещению России. В страну из-за рубежа пригласили более 150 человек - художников, аптекарей, типографов, лекарей, ремесленников и других специалистов, но Ганза и Ливонский Орден воспрепятствовали этому, и приглашенные до России не доехали. Лишь несколько человек из их числа тайными путями добрались до Москвы. Царь продолжал борьбу с татарами. Первый поход 17-летнего Иоанна на Казань (1547-1550 гг.) был неудачным. Возвратившись в Москву, он поставил во главе войска Дмитрия Вельского. Когда русские били татар в одном месте, те в это же время разоряли села в другом - выше по Волге, у г. Галич. Царь был недоволен исходом военных действий. Крымский хан Саип-Гирей продолжал грозить мечом Иоанну. Воинственные крымские татары захватили Астрахань (1547 г.), до основания разрушили город и оставили там своего ставленника. В марте 1549 г. Казань лишилась хана. Сафа-Гирей погиб, будучи пьяным. У него остался двухлетний сын Утемиш-Гирей. Вельможи возвели младенца на престол. Иоанн решил воспользоваться создавшейся ситуацией и стал собирать войска. Царь 24 декабря 1549 г. выехал из Москвы сначала во Владимир, а затем в Нижний Новгород, где все полки соединились. 14 февраля 1550 г. войска подошли к Казани. Русские правители впервые были под стенами татарской столицы, впервые видели ее мощные укрепления. Шестидесятитысячное войско решилось на штурм города, но он не удался, перешли к осаде. Однако последний час Казани еще не настал, она мужественно сопротивлялась. Стоял конец февраля 1550 г., наступила оттепель, пошли дожди. Прекратился подвоз к войску провизии, начался голод. Нехотя русские войска сняли осаду Казани и потянулись в Москву; 25 марта 1550 г. царь возвратился в столицу. Ответственность за неудачный поход на Казань Иоанн возложил на главного воеводу князя Дмитрия Вельского, который безусловно не был виновным. Вскоре после похода Вельский умер. Неудачный поход сильно задел самолюбие царя, и он, не откладывая на долгие времена, через год вновь отправился под стены Казани. Князь Серебряный - Оболенский первым распустил знамена на Круглой горе, близ города. 18 мая 1551 г. он сделал дерзкую вылазку, взял в плен более тысячи татар и стал поджидать подхода главных сил. 24 мая русские войска подошли к столице Казанского ханства. Ужас и смятение охватили горожан, у которых не было и 20 тысяч защитников. Многие татарские мурзы переметнулись на сторону русских. Город окружили со всех сторон. От устья Суры до Камы и Вятки стояли русские отряды. На казанском престоле играл невинный младенец Утемиш-Гирей, а его вдовствующая мать - красавица Сююнбек - то плакала над ним, то веселилась со своим любовником, знатным крымским татарином Кошаком, ненавистным казанскому народу. Жители Казани ждали войска из Крыма, из Астрахани, из ногайских улусов, но тщетно. В городе начался бунт, и Ко-шак со своими приближенными был вынужден бежать из Казани, но попал в плен к русским. Его доставили в Москву, где и казнили. Казанцы запросили мира. Они согласны были посадить на ханство Шиг-Алея. Иоанн истребовал у казанцев все завоеванные у них земли: и луговину, и горы. Сююнбек с сыном выслали в Свияжск, а затем перевезли в Москву. В связи с поражением татар освобождены были все русские пленные, которых оказалось не так мало - более 60 тысяч. Возможно, Казанское ханство еще и просуществовало бы дольше, но его новый царь Шиг-Алей вел двойную игру: с одной стороны, подчинялся Москве, с другой - поглядывал на Крым. Иоанн узнал также, что не все пленники возвращены в Россию. Чашу терпения русского царя переполнило событие, которое не оставило равнодушным никого и из казанских жителей. Однажды Шиг-Алей устроил пир, пригласив на него много знатных людей. На этом пиру приближенные хана, одурманенные вином, убили 70 гостей. Два дня лилась кровь. Иоанн пытался искать новые пути усмирения Казани, для чего в Казань был направлен Адашев. Хан Шиг-Алей в 1552 г. вынужден был покинуть столицу. Наместником в город царь назначил князя Симеона Микулинского. В Казани на время воцарилось спокойствие. Вельможи, горожане и сельские жители присягнули России. Но вдруг все изменилось. Трое казанских вельмож возмутили народ сообщением, что якобы Иоанн и его войско погубят всех жителей города. Ворота Казани закрылись, народ вооружился. Царь Иоанн узнал об этих событиях в марте 1552 г. Решительными действиями он хотел сломить волю казанцев и стал собирать войска. На казанское ханство сел астраханский царевич Едигер-Магмет, который поклялся быть не-умолимым врагом России. Через два месяца после последнего конфликта с казанскими татарами Иоанн с войском выступил из Москвы. С ним был и Шиг-Алей, которому было дозволено жениться на Сююнбек. 16 июня 1552 г. государь простился с супругой. Анастасия плакала, провожая мужа, она была беременна. Иоанн утешал ее. Его брат Юрий Васильевич остался главой Москвы. По пути в Казань царю сообщили о нашествии крымских татар. Иоанн не показывал ни малейшего волнения. Он выбрал удобное место для битвы и стал ждать неприятеля. Крымские татары подошли к Туле, осадили город. Иоанн "С войском поспешил на помощь. На битву шли, как на потеху. Татары не смогли взять Тулу и отступили. Под стенами Тулы 15 тысяч русских воинов разбили 30-тысячное войско татар. 19 августа Иоанн со 150 тысячами воинов был у Казани. Татары отвергли мир. Город защищали 30 тысяч воинов-казанцев и 27 тысяч ногайцев. 23 августа на рассвете Иоанн произнес перед воинами речь и войско двинулось к городу. Несколько дней войска бились на подступах к нему. 29 августа Казань была окружена, но около города еще действовали отряды татар. Русские решили делать подкоп под стены города, несколько дней шли подземные работы, наконец, в подкопе услышали татарскую речь. В подкоп вкатили 11 бочек пороху, государь дал приказ взрывать. Произошел сильный взрыв. Через разлом в стене русские ворвались в город, но казанцы опомнились и оттеснили их. Иоанн, проявляя активную деятельность, приказал построить высокую башню и обстрелять с нее город. Уже прошло пять недель, как россияне стояли у Казани. В вылазках было убито не менее 10 тысяч татар. Однако Казань не сдавалась. Сделали еще один подкоп у Арских ворот и произвели взрыв. Русские с ожесточением пошли на штурм города, и главный воевода князь Михаиле Воротынский все-таки сумел занять Арскую башню, но развить успех так и не удалось. 1 октября Иоанн объявил войску, чтобы оно было готово "пить общую чашу крови", то есть было готово к решительному приступу Казани, так как все необходимые подготовительные работы были завершены. Казанцам сделали последнее предложение о мире, но получили отказ. Тогда русские отрезали все пути к отступлению татар, взорвали 48 бочек пороха под стенами города и начался штурм. С трудом наступающие преодолели укрепленные стены, и бой закипел на улицах города. Многие русские бросились грабить лавки, но Иоанн пресек грабеж и, встав у Царских ворот, удерживал малодушных воинов, бегущих из города. 2 октября Казань была взята, в разных местах города бушевали пожары. Пять тысяч казанцев пробились сквозь русские ряды и ушли в лес. Отряды Иоанна нагнали их, никто не сдался в плен, но и спаслись немногие. Наконец битва прекратилась и в городе. Главный воевода Михаиле Воротынский водрузил на Царских воротах христианский крест. Иоанну представили хана Едигер-Магмета, которого он одного и помиловал, всех остальных горо-жан пленили. Иоанн произнес перед войском речь, исполненную любви и милости. После битвы под Казанью был дан пир. В Казани погребли мертвых и очистили город. На другой день Иоанн торжественно вступил в Казань. Выбрав место, заложили кафедральную церковь 'Благовещения. Затем последовал приказ русского царя о восстановлении Казани. Население марийских и южноуральских земель приняло русское подданство. Так пало к ногам Иоанна одно из знаменитых ханств, основанных татарами. Возникнув на развалинах Волжско-Камской Булгарии и поглотив ее остатки. Казань унаследовала и воинский дух и торговую предприимчивость булгар. Около 115 лет продолжалась вражда Москвы и Казани, и наконец завершилась победой русских войск. Некоторые приближенные предлагали Иоанну остаться в Казани до весны и покорить все народы, живущие в этих краях, - мордву, чувашей, вотяков, черемисов и башкир. Иоанну же не терпелось со славой вернуться в Москву. 12 октября царь начал обратный путь. В этот день Иоанну Васильевичу сообщили о рождении сына Дмитрия. Вестнику были отданы конь и царская одежда. Иоанн имел уже двух дочерей - Анну и Марию, первая из которых скончалась в возрасте 11 месяцев. Когда Иоанн подъехал к Москве, его сплошной стеной встречал народ. Царь обратился к народу с речью. Теплой и искренней была встреча с Анастасией. Вся Россия пребывала в радости. 8 ноября Иоанн дал торжественный обед в Большой Грановитой палате. Царь был весел и щедр. i В ознаменование присоединения Казани Иоанн заложил великолепный храм Покрова Богоматери у Спасских ворот. Это замечательное произведение так называемой шатровой архитектуры до сих пор радует взор каждого россиянина и вызывает гордость за талант его создателей. Для укрепления юго-восточных границ России строились новые крепости. Настоящим устрашением для недругов России и ее щитом явились донские казаки. Они располагались между Азовским и Каспийским морями. Костяком этого воинского образования были люди, говорившие на русском языке и исповедовавшие православие. Казаки были неутомимыми в ратном деле, великолепными наездниками, всегда бесстрашными в бою, иногда упрямыми и своевольными. Казачество пополнялось, в основном, за счет российского беглого народа. По некоторым источникам, казаки назывались прежде азовскими казаками. Эти вольные люди никогда не были зависимы от турецкого султана и признавали над собой верховную власть только России. В 1553 г. Иоанн внезапно заболел горячкой. 11 марта 1553 г. дьяк Михаил предложил больному царю совершить духовную. Царь написал завещание, объявив сына Дмитрия своим преемником. Надлежало присягнуть ему, но многие этого делать не хотели, в том числе двоюродный брат царя Владимир Андреевич. Иоанна IV уже оплакивали. Никто не обращал внимания на него. Все забыли священный долг - кричали, спорили над самым одром безгласно лежащего больного. Приближенные царя хотели возложить венец на его брата Юрия, ибо этот несчастный князь был обижен природой - он не имел ни рассудка, ни памяти, в то время как Владимир Андреевич (тоже претендент на царский трон) был одарен умом, был деятельным и любознательным. Но все же многие бояре присягнули сыну царя Дмитрию. Иоанн пригласил князя Владимира к себе, но тот отказался от присяги. Он со своей матерью Ефросиньей собирал народ и настраивал его против Дмитрия. На следующий день Иоанн вторично созвал бояр и приказал им присягнуть своему сыну. Под большим давлением Владимир Андреевич все-таки пошел на этот шаг. Но доверие Иоанна к родным и приближенным было поколеблено. Поборов болезнь, Иоанн выздоровел. Он, казалось, не помнил зла; посетил Алексея Адашева, Владимира Андреевича, но в сердце Иоанн затаил обиду. В июне 1553 г. при путешествии в Кириллов монастырь юный Дмитрий умер, а через 9 месяцев у Иоанна Васильевича родился другой сын - Иоанн. Царь написал новое завещание, в котором князь Владимир Андреевич обязывался признать сына царя Иоанна Иоанновича наследником престола. В 1553 г. князь Симеон Ростовский, проявивший себя противником политики Иоанна во время его болезни, бежал в Литву. В Торопце его поймали и допросили, он признал себя виновным. Симеона заточили в Белоозеро. В 1553 г. в Казанской земле начались мятежи, зачинщиков казнили. Удмурты и марийцы не хотели платить дань, взбунтовались, их усмирили. В 1553 - 1557 гг. Иоанн занялся усмирением завоеванного Казанского ханства. На Каму был послан Данила Адашев, брат Алексея, в Казань - князья Симеон Микулинский, Иоанн Шереметев и Андрей Курбский. Народ успокоили. Воеводы и сановники от царя получили в награду золотые медали. Арская (южноудмуртская) земля несколько раз присягала России и снова изменяла. Дольше всех упорствовали народы, проживавшие в равнинной местности. Почти пять лет россияне усмиряли бывшее Казанское ханство. С этого времени Казань окончательно вошла в состав России, и в своих титулах русские монархи непременно упоминали о Казанском ханстве. Падение Казани привело в ужас крымских ханов. Девлет-Гирей хотел напасть на Россию, но боялся ее силы. Иоанн, в свою очередь, возможно, пошел бы войной на Крым, но опасался турецкого султана. В 1555 г. крымские татары все-таки напали на Россию. Но их 60-тысячному войску пришлось отступить от Тулы под угрозой окружения русскими войсками. Девлет-Гирей, оставив 60 тысяч коней, 200 аргамаков, 180 верблюдов, бежал в Крым. Иоанн с войском возвратился в Москву. Совершилось и другое, менее трудное, но также славное завоевание. Речь идет об Астраханском ханстве. Издревле, еще в начале образования Руси, при устье Волги существовал знаменитый торговый хазарский город Итиль, или Балангиар. В XIII веке он принадлежал аланам и назывался Сумеркен-том. Затем этот город уже в русских летописях назывался Асторокани, и был под властью Золотой Орды. С падением Орды астраханские ханы приобрели временную независимость, но их постоянно теснили крымские татары, а также черкесы. Астраханские татары, в отличие от крымских и казанских, не были столь воинственны. Последний их хан Ямгурчей искал покровительства у Иоанна IV, но после взятия российским войском Казани вступил в переговоры с турецким султаном. Ямгурчей решил обострить отношения с Иоанном IV и, оскорбив московского посла, стал держать его в неволе. Царь Иоанн IV решил воспользоваться случаем и вернуть земли, по его мнению, ранее принадлежавшие Древней Руси (умышленно или неумышленно царь путал Астрахань с Тмутараканью). Ногайские мурзы просили Иоанна, чтобы он посадил в Астра-хань изгнанника Дербыш-Алей, который до Ямгурчей был здесь ханом. Немногочисленное, но отборное войско во главе с князем Юрием Пронским-Шемякиным летом 1554 г. достигло места назначения. Вместе с ним в родные края вернулся и претендент в ханы Дербыш-Алей. Разбив передовой отряд татар, Пронский-Шемякин не встретил особого сопротивления Ямгурчея и без боя занял Астрахань. Многие жители города разбежались: кто в Тюмень, кто в Азов. В Азове скрылся и астраханский хан Ямгурчей. Дербыш-Алей присягнул Иоанну IV, договор скрепили клятвенной грамотой. Теперь россияне могли свободно (или, как говорили раньше, безданно и безъявочно) ловить рыбу по всей Волге, включая ее казанские и астраханские пределы. Направляясь в обратный путь, князь Пронский-Шемякин захватил пять татарских красавиц из знатных семей и вызволил из неволи русских пленных. В день своего рождения, 29 августа 1556 г. Иоанн узнал радостную весть о завоевании Астраханского ханства. Дербыш-Алей остался в Астрахани, но вскоре изменил России. Однако с помощью хана Ногайской Орды Исмаила Дербыш-Алей был прогнан с правления, и Астраханское ханство стало новой российской землей. Громкое имя покорителя ханств позволило Иоанну возвыситься среди государей стран Европы и Азии и послужило возвеличиванию России. С присоединением астраханских земель к Иоанну IV Васильевичу прибыли хивинское, бухарское, грузинское посольства. Черкесские князья, присягнув царю в верности, просили, чтобы он оказал им помощь в борьбе с Крымом и Турцией. Иоанн обещал охранять черкесов от набегов крымского хана Девлет-Гирея. Слух о завоеваниях Иоанна проник в отдаленную Сибирь. Сибирский хан Едигер прислал русскому царю поздравление в связи с завоеванием Казани и Астрахани и обязался платить дань. Послы Едигера сообщили, что в Сибири живет 30.7 тысяч жителей. Таким образом, Россия открыла себе путь к неизмеримым богатствам на севере Азии, части континента, до этого не известной ни историкам, ни географам просвещенной Европы. Великобритания еще не была владычицей морей и хотела попытаться северным путем достичь Индии и Китая. В северные моря была послана английская экспедиция из трех кораблей, возглавляли которую известный полярный мореплаватель Хью Виллоуби (Уиллоби) и капитан Ричард Ченселер. Экспедиция попала в бурю. Виллоуби со своими людьми на двух кораблях замерз во льдах у Кольского полуострова. Капитан Ченселер на третьем корабле благополучно доплыл до Белого моря. 21 августа 1553 г. он вошел в устье Северной Двины и пристал к берегу, где находился монастырь Св. Николая и где несколько позднее (в 1584 г.) был основан г. Архангельск. Ченселер прибыл в Москву и передал Иоанну грамоту Эдуарда VI, в которой английский король просил других государей о по-кровительстве экспедиции. Царь послал королю Великобритании ответную грамоту. Спустя два года Ченселер снова был в Москве с грамотой уже от королевы Марии (Эдуард VI к тому времени умер). Русские и англичане договорились об обмене товарами в г. Холмогоры. В 1556 г. послом в Великобританию был назначен Иосиф Вологжанин. На пути в Великобрита-нию корабли сильным штормом разбросало по морю. Капитан Ченселер утонул. Вологжанин благополучно добрался до Лондона. Королева Мария подарила Иоанну сукно, блестящие доспехи, живых льва и львицу. Открытием англичанами водного пути в Россию немедленно воспользовались и другие страны, в частности Голландия. ^ Свои услуги Иоанну предложил один из знатнейших литовских князей Дмитрий Вишневецкий - дальний потомок Владимира Святого. Князя любили донские казаки. Вишневецкий с войском занял остров Хортица близ порогов Днепра, он не просил у Иоанна ничего, более того - предлагал свои услуги по защите южных рубежей России. Вишневецкий завоевал Темрюк и Тамань, где когда-то было древнее Тмутараканское княжество, и вплотную приблизился к границам Крымского ханства. Никогда еще не было для России более удобнейшего случая усмирить Крым. Тем паче в это время у татар возникло множество своих проблем: болезни косили людей, продолжалась междоусобица. Но Россия не использовала свой шанс и дала возможность оправиться Крыму. Казаки на Хортице не удержались, так как пришли сильные турецкие и крымские войска. Вишневецкий отбыл в Москву, Иоанн дал ему в поместье Белев, чтобы в дальнейшем использовать Вишневецкого в борьбе с Польшей и Крымом. В 1558 г. Иоанн предложил Литве союз, который был принят с восторгом. Но эта вспышка радости вскоре померкла, и древняя взаимная ненависть вновь возобновилась. Виной тому был Ливонский Орден. С 1503 г. Россия не имела с ним ни войны, ни мира. Иоанн видел недоброжелательность Ливонии. Она заграждала путь "искусным людям" из Европы в Рос-сию. Ливонский Орден уже не представлял грозной силы, так как значительно ослабел. Иоанн же перестраивал войско, крепил его мощь. Он мог выставлять уже до 300 тысяч воинов-всадников и пеших (стрельцов). В военном деле Россия пошла по европейскому пути развития. 22 января 1558 г. 40-тысячное войско россиян вступило в ливонские земли. Немцы отсиживались в городах. Русские войска выжгли посады Ней-гауза, Киремпе, Мариенбурга, Курслава, Ульцена; был взят Алтентурн. Затем русские воеводы пошли к Финскому заливу, разбили немцев близ Везенбер-га, сожгли предместья Фалкенау, Конготы, Лаиса, Пиркеля и наконец подошли к Риге. В феврале войска россиян возвратились к Ивангороду. Ливония была в жалком состоянии. С 24 апреля 1558 г. было объявлено о прекращении военных действий, однако немцы обстреляли Ивангород. Иоанн IV решил снова наказать немцев за их вероломство. Была взята Нарва. Главные силы русских шли на Дерпт, осадили и 18 июля покорили его. Россияне взяли в городе 552 пушки. Магистрат города поднес Петру Шуйскому золотую чашу. Русским воеводам сдались также крепости Везенберг, Циркель, Лаис, Оберпален, Ринген, Ацель. Там, где сопротивление немцев было сильным, все предавалось огню. Так было в Феллинской, Ревельской, Венденской, Шваненбургской землях. На следующий год россияне вновь опустошили Ливонию и совершили поход на Курляндию. Видя безвыходное положение Ливонии, за нее вступились, опасаясь захвата Прибалтики Россией, короли Польши, Швеции и Дании - Сигизмунд II Август, Густав Ваза и Фредерик II. Иоанн IV согласился на перемирие. В 1559 г. крымские татары, собрав 100-тысячное войско, пошли на Рязань, Тулу и Каширу. Но Иоанн IV выставил навстречу неприятелю сильное отборное войско. Татары вынуждены были покинуть пределы России, но на обратном пути их поджидали казаки, которые захватили только лошадей около 15 тысяч голов. Восьмитысячный русский отряд под командованием Данилы Адашева вторгся в Крым. Для татар это было неожиданно, началась паника, многие из них бежали в горы. Больше двух недель Адашев громил западную часть полуострова, жег юрты, забирал стада. Он пленил многих татар и освободил русских и литовских невольников. Узнав, что русские войска малочисленны, Девлет-Гирей погнался за Адашевым, но было уже поздно - русские ладьи миновали днепровские пороги. В 1559 - 1560 гг. вновь вспыхнула война с Ливонией, которая к этому времени подписала союз с Польшей и попала под ее протекторат (1559 г.). Дерпт снова перешел к ливонцам. Новый поход совершили знаменитые воеводы: князья Иоанн Мстиславский, Петр Шуйский, Василий Серебряный. Были покорены земли от Псковского озера до Рижского залива. Без боя был взят Мариенбург. В то время, когда сильная рука Иоанна Васильевича давила слабую Ливонию, в судьбе царя и России наметились большие перемены. Тринадцать лет Иоанн наслаждался семейным счастьем. Анастасия родила еще сына Федора и дочь Евдокию. Но в июле 1560 г. жена Иоанна занемогла тяжкой болезнью. Говорят, что это случилось из-за пожара, который сильно напугал Анастасию. К отчаянию царя, его супруга 7 августа 1560 г. в пятом часу дня умерла. Иоанн шел за гробом, его под руки вели брат Юрий и князь Владимир Андреевич. Но народ еще не знал, что унесла с собой в могилу Анастасия! Сразу же после смерти супруги Иоанн стал холодно относиться к Адашеву и Сильвестру, он удалил их от двора. Этих близких к царю людей оклеветали. Некоторые бояре сообщили Иоанну, что в смерти Анастасии повинны именно Адашев и Сильвестр. "Виновных" судили заочно. Сильвестра сослали на дикий остров Белого моря, в уединенную Соловецкую обитель, Алексея Адашева хотели отправить во вновь покоренный Феллин, но сослали в Дерпт, где он через два месяца умер от горячки. Но следовало истребить дух Адашева. От бояр снова приняли клятву верности царю - и они ее дали. Иоанн любил покинувшую мир супругу, но бояре уговорили его найти новую жену. "Бог и народ требуют, чтобы ты в земной горести искал и земного утешения", - говорили они царю. Через восемь дней после кончины Анастасии митрополит, святители, бояре тор-жественно предложили ему искать невесту. 18 августа 1560 г. Иоанн объявил, что намерен жениться на Екатерине - сестре польского короля. С этого времени во дворце умолк плач и начались царские забавы. Новыми любимцами царя стали боярин Алексей Басманов, его сын Федор, князь Афанасий Вяземский, Василий Грязной, Малюта Скуратов (Григорий Лукьянович Скуратов-Вельский). Все они старались угодить царю любыми способами. Царь начал гонение на всех близких Алексею Адашеву людей. Прокатилась волна казней. Из жизни ушли Данила Адашев, его двенадцатилетний сын, трое Сатиных, князь Дмитрий Оболенский-Овчина. Был умерщвлен боярин Михаил Репнин. Без вины и суда убили боярина Юрия Кашина, его брата Дмитрия Курлятева. Князя Михаила Воротынского с женой и детьми сослали в Белоозеро. Знаменитый воевода князь Иоанн Шереметев был посажен в душную темницу, истерзан, закован в цепи. Его брат Никита Шереметев, израненный в битвах за отечество, был удавлен. Москва цепенела в страхе, кровь лилась повсюду, но тиранство еще только созревало. Относительно Ливонии Иоанн продолжал начатую политику. Туда была послана сильная рать. В одной из стычек в плен попал ландмаршал - главный военачальник немцев, которого отправили в Москву, где ему отсекли голову. Снова был взят город Феллин. Немцы сдались без боя, хотя в городе было 450 пушек и множество запасов. Царь приказал доставить пленников в столицу и водить по улицам на показ народу. Пишут, что бывший казанский хан, находясь в числе любопытных зрителей этого торжества, плюнул в одного немецкого пленника, сказав ему: "За дело вам, безумцам! Вы научили русских владеть оружием: погубили нас и самих себя!". После падения Феллина сдались города Тарваст, Руя, Верполь и многие другие. Князь Андрей Курбский разбил войска нового орденского ландмаршала близ Вольмара и Вендена. Воевода Яковлев опустошил приморскую часть Эстонии. Ливонский Орден практически перестал существовать. Датский король купил у эзельского епископа его владения (остров Эзель и г. Пильтен) для своего брата. Жители Ревеля (Таллина) присягнули в верности шведскому королю Эрику. 28 ноября 1561 г. в присутствии польского короля и литовских вельмож навсегда исчезло знаменитое братство рыцарей-меченосцев. Ливонским правителем был признан король Польши и великий князь Литвы Сигизмунд II Август, Все земли Ордена распались на пять частей: Нарва, Дерпт и часть восточной Прибалтики оказались в руках России; Ревель и Северо-Западная Прибалтика достались Швеции; Эзель отошел Дании; южная часть Ливонии - Литве; Курляндия и Семигалия - последнему магистру Ливонского Ордена и первому герцогу Курляндии (с 1561 г.) - Готарду Кетлеру. Ранее речь шла о сватовстве Иоанна к сестре польского короля. Он не сомневался в успехе, но ошибся. Польский король за невесту потребовал города Новгород, Псков, Смоленск, Северскую землю. Царь, естественно, не мог принять таких условий. Тогда Иоанн стал искать невесту в другом месте. Ему предложили взять в жены дочь черкесского (кабардинского) князя Темрюка Идарова, которую привезли в Москву и показали жениху. Это была высокая стройная красавица лет семнадцати. Ее лицо было смуглым. Большие глаза с длинными ресницами сверкали огнем. Девушка, выросшая среди смелого и гордого народа, отлично владела оружием, умела лихо скакать на коне. Дикая красота молодой черкешенки вскружила Иоанну голову. Ее окрестили и назвали Марией. Бракосочетание состоялось 21 августа 1561 г. Второй брак Иоанна не был счастливым. Мария, пленив супруга лишь красотой, не смогла быть для Иоанна, как Анастасия, еще и хорошим, умным другом. Современники писали, что эта черкесская княжна, дикая нравом, жестокая душой, еще больше склоняла Иоанна к дурным поступкам. Мария не смогла разжечь любовь супруга к себе, поэтому вскоре Иоанн охладел к ней и стал равнодушен. С переходом владений Ливонского Ордена к Литве и Польше они стали главными противниками России. Война продолжалась с ними. 31 января 1563 г. русские войска осадили Полоцк, 7 февраля город был взят. Сигиз-мунд II Август и население Польши были в страхе. Многолюдный укрепленный Полоцк считался главной твердыней Литвы. Русские воеводы пошли дальше на Вильно. Гетман с войском отступил в Минск. Так, практически без боев Иоанн "погулял" по этой стране. По пути из Литвы в Москву царю сообщили, что у него родился сын Василий, но новорожденный жил только пять недель. Иоанн не забывал крымского хана, с которым шли переговоры о мире. Хан раскрыл царю "великую тайну" о приготовлении Турции к войне с Россией. Дания и Швеция вели военные действия за пределами Литвы, поэтому Иоанна они беспокоили меньше. Однако, для безопасности, Россия заключила мир со Швецией. В последний день 1563 г. скончался, будучи глубоким старцем, митрополит Макарий. Он написал известную Степенную книгу, в которой изложил события с 862 до 1559 г., и способствовал учреждению в Москве первой типографии. При нем впервые в России была издана Библия. Новым митрополитом был избран Афанасий - инок Чудова монастыря. Перемирие, заключенное Иоанном и Сигизмундом II Августом, не помешало россиянам и литовцам нападать друг на друга. Русские завершили завоевание полоцких земель, литовцы опустошили черниговские и Стародубские земли. В январе 1564 г. русские возобновили военные действия против Литвы, но поход был неудачным. К тому же в нем погиб князь Петр Шуйский, завоеватель Дерпта. Страх, наведенный царем на князей и бояр, привел к бегству многих из них за рубеж. К Сигизмунду II Августу ушел князь Дмитрий Вишневецкий, который попытался захватить Молдавию, но был пленен господарем Стефаном, сослан к турецкому султану и казнен там. Изменил Иоанну его недавний любимец князь Андрей Курбский - сподвижник царя, герой битв под Тулой, Казанью, на полях Ливонии. Иоанн уже не доверял Курбскому. Тот, зная об этом, простился с женой и девятилетним сыном. Для начала князь объяснился с царем, написав ему сильное и смелое письмо. Царь с достоинством и гневом ответил. Так началась знаменитая переписка Иоанна Грозного с Андреем Курбским, своего рода образец красноречия, литературный памятник XVI века. Обласканный Сигизмундом II Августом, Курбский советовал ему, как нанести поражение России. Вскоре 70 тысяч литовцев, поляков, прусских немцев, венгров, волохов во главе с изменником России пошли на Полоцк. Одновременно 60 тысяч крымских татар вступили в рязанские земли. Бояре Басмановы первыми сообщили Иоанну о нападении татар и воору-жили рязанцев на защиту города. Войска россиян подошли к Оке - татары быстро скрылись. За этот поход Басмановы были награждены золотыми медалями. Измена Курбского и замысел польского короля потрясти Россию лишь вызвали некоторую тревогу в Москве. Но сердце Иоанна не успокоилось, оно кипело гневом; царь всех подозревал и искал предлога для наказания мнимых виновников. В начале зимы 1564 г. Москва узнала, что царь покинул столицу и убыл в неизвестном направлении. С царем ушли жена, два сына и его ближайшие советники - Алексей Басманов, Михаил Салтыков, князь Афанасий Вяземский и другие. Две недели царь прожил в Коломенском, 17 декабря он с обозом переехал в село Тайнинское, оттуда в Троице-Сергиеву лавру, а к Рождеству перебрался в Александровскую слободу. 3 января 1565 г. Иоанн прислал митрополиту в Москву письмо, в котором описывал беззаконие бояр. Другую грамоту он отправил гостям, купцам и мещанам Москвы. Эту грамоту читали народу, столица была в панике. Безначалие всем казалось хуже тиранства. К Иоанну в слободу отправились делегации от духовенства, вельмож, бояр, купцов, мещан и других слоев населения. Откликнувшись на просьбы народа, царь 2 февраля торжественно выехал в столицу и на другой день собрал знатнейших людей страны. На 25-м году жизни Иоанн был велик ростом, имел широкие плечи, крепкие мышцы, широкую грудь, прекрасные волосы, длинные усы, римский нос, серые светлые глаза, небольшие, но проницательные и исполненные огня. Лицо некогда было приятным. Но теперь, по приезде в Москву, Иоанн так изменился, что его трудно было узнать. Лицо было мрачным, взгляд свирепым, все черты исказились, а на голове и в бороде почти не осталось волос от необъяснимого действия ярости, которая кипела в его душе. Иоанн предложил боярам и чиновникам создать для своей и государственной безопасности особых телохранителей и предложил им устав опричнины. Это слово никому не было до этого известно. Царь объявил своей собственностью ряд городов и выбрал тысячу телохранителей из князей, дворян, боярских детей. В самой Москве он взял себе Чертольскую и Арбатскую улицы (с Сивцевым оврагом), половину Никитской улицы. Были назначены особые чиновники для царских услуг. Иоанн дал указание строить новый дворец за Неглинкой - между Арбатом и Никитской улицей, огородив его высокой стеной. Эта часть Москвы, тысячная дружина, новый двор, как отдельная собственность царя, находившиеся под его непосредственным ведомством, и были названы опричниной (от слова "опричь" - т.е. кроме, особо). А все остальное, то есть государство, - земщиной, которой Иоанн поручил править земским боярам. Царь потребовал себе от земской казны 100 тысяч рублей за издержки его путешествия от Москвы до Александровской слободы. Ему никто не противился. Здесь уместно напомнить о земской реформе, которую произвел Иоанн IV в середине XVI века. Земство заменило наместничье управление (на основе кормлений) в городах и волостях местным выборным самоуправлением. Это был прогрессивный шаг, достойный внимания и современных россиян. Ввели: земские управы - уездные исполнительные органы земства, избираемые на 3 года на земских собраниях; земские соборы - высшие представительные учреждения России, в которые входили члены Освященного собора, Боярской думы, "Государева двора", выборные от дворянства и горожан; земские собрания - распорядительные органы земства. К этому же периоду сложилась система приказов - органов центрального управления России (они начали зарождаться в конце XV века). В числе основных постоянных приказов были: Большого двора (1534), Большого прихода (1554), Земский (1564), Казанский (60-е годы), Казенный (1512), Костромской четверти (60-е годы), Ловчий (1509), Новгородской четверти (60-е годы), Оружейной палаты (первая половина века), Печатный (1553), Полотняничный (середина века), Посольский (1549), Разрядный (первая половина века), Сокольничий (1550), Стрелецкий (1571), Устюжской четверти (60-е годы), Холопий (середина века), Челобитный (середина века), Ямской 4 февраля 1565 г. Москва увидела исполнение условий, объявленных царем духовенству и боярам в Александровской слободе. Начался второй этап казней мнимых изменников. Казнили близких к Курбскому князя Александра Горбатого-Шуйского (потомка Св. Владимира), его сына 17-летнего Петра, Петра Ховрина, окольничего Головина, князя Иоанна Сухого-Кашина, князя Петра Горенского, бывшего кравчим. Князь Дмитрий Шевырев был посажен на кол. Двух князей Иоанна Куракина и Дмитрия Немого постригли, многих бояр сослали в Казань. Другие бояре, в том числе и князь Василий Серебряный, должны были представить за себя ручательство в "неизменной службе" государю. Например, за князя Серебряного, в случае его побега из России, была установлена сумма неустойки 25 тысяч рублей (или 500 млн. рублей по курсу XIX века). После очередных казней Иоанн занялся образованием своей новой дружины. В совете сидели Алексей Басманов, Малюта Скуратов, князь Афанасий Вяземский и другие любимцы царя. Вместо первоначальной тысячи Иоанн отобрал 6 тысяч опричников, которых наделили землей, домами, крестьянами. Опричников стали называть кромешниками ("изверги тьмы кромешной"). Они именовались ловцами, а бояре - "ловом". Затейливый ум Иоанна изобрел достойный символ для своих ревностных слуг: к седлам были привязаны собачьи головы и метлы, в ознаменование того, что они грызут царских лиходеев и метут Россию. Иоанн невзлюбил Москву и с того времени жил большей частью в Александровской слободе, которая стала городом, украшенным церквами, каменными домами и лавками. Местный храм Богоматери снаружи сиял разными цветами, серебром и золотом; на каждом кирпиче был изображен крест. Царь жил в больших палатах. Опричники имели свою улицу, купцы - свою. Иоанн вел как бы монашескую жизнь. Он пел псалмы, читал, столь ревностно молился, что на лбу у него всегда оставались знаки крепких земных поклонов. Все государственные дела Иоанн решал сам, принимал послов, писал грамоты. У него появились иноземные любимцы, особенно из числа ливонских пленников. В 1567 г. начался третий этатт гонения на бояр. Поводом послужило то обстоятельство, что от короля Сигизмунда II Августа и литовского гетмана Хоткевича тайно на имя некоторых знатных русских бояр поступили грамоты с предложением покинуть жестокого царя и получить новые уделы. Князьям Вельскому и Мстиславскому напоминали р том, что они литовского рода. Воротынскому сообщали, что он некогда был владетельным князем, а теперь потерял все. Престарелому конюшему Иоанну Петровичу Федорову недруги припоминали, какие обиды и оскорбления он терпит от Иоанна. Русские князья честно сообщили царю, что получили такие приглашения, но что они не собираются покидать родину. Внешне восприняв это сообщение спокойно, царь внутренне горел ненавистью к этим важным особам. Больше всех его раздражал Федоров - щедрый, пышный воевода, 19 лет бывший начальником Конюшенного и Казенного приказов. Иоанну вдруг представилось, что этот старец думает сесть на царский трон. Царь, пригласив Иоанна Петровича к себе, в присутствии всего двора надел на него царскую одежду (не забыл и венец), вручил в руку державу и посадил на свой трон. Затем царь снял с себя шапку и низко поклонился Федорову, сказав при этом "раболепную" речь. На этом издевательства закончились. Иоанн, ножом в сердце пронзил грудь Федорова - и тот замертво упал. Обезобразив труп, опричники выбросили его из дворца. Тут же умертвили престарелую жену Иоанна Петровича - Марию. Затем казнили князей Иоанна Андреевича Куракина-Булгакова, Дмитрия Ряполовского и трех князей Ростовских, замучили князя Петра Шенятева, утопили старца - знаменитого во всех походах князя Иоанна Турунтай-Пронского, четвертовали казначея царя, известного своим богатством Тютина. Его казнили вместе с женой и детьми. Растерзали печатника, или думцого дьяка, Дубровского. Ежедневно в Москве убивали до двадцати человек. Однажды в воскресный день 1568 г. Иоанн со своими опричниками пришел в церко_вь на обедню. Митрополит Филипп отказался благословлять царя, ссылаясь на его бесчинства. Иоанн в гневе ударил о камень жезлом и удалился из церкви. На другой день начались новые казни. В числе знатных людей погиб князь Василий Пронский. Всех главных служителей церкви взяли под стражу, терзали, допрашивали, но ничего не добились. В ноябре 1568 г. митрополита Филиппа осудили, обесчестили, заставили питаться "одними молитвами". Его увезли в Тверской монастырь. Новым митрополитом стал Кирилл. В России в 1566 г. начался сильный мор. Беда пришла из Эстонии или Швеции. Многие города и деревни опустели. В Казанской земле и других местах явилось неописуемое множество мышей, которые стаями выходили из лесов, ели хлеб на корню, в скирдах, в житницах, так что жители не могли защитить себя от этой напасти. Но воинские дела Россия вела успешно. Нападая на Россию, литовцы ничего не могли завоевать. Подстрекаемый Сигизмундом II Августом, снова обнажил меч крымский хан. Он претендовал на Астрахань и Казань. Южные границы России надежно охраняли казаки, помимо этого укрепились новые города, построенные в XVI веке. Удачно действовал посол в Крымской Орде Афанасий Нагой. Иногда литовская сторона, иногда русская одерживали дипломатические победы в переговорах с крымскими ханами. Но Девлет-Гирей размышлял, колебался и снова требовал от России невозможного. В 1566 г. вопрос о войне и мире с Литвой Иоанн передал на решение Земского собора, заседавшего с 28.июня по 2 июля. Такое было впервые. Собор формально поддержал предложение о мире, но на условиях, выдвинутых Иоанном Грозным (присоединение Риги и др.) и не приемлемых для Литвы и Польши. Фактически мир был сорван. Естественно, что военные действия снова возобновились. Сигизмунд II Август отказывался выдавать Курбского, Иоанн настаивал на этом требовании и территориальном расширении русских приобретений в Прибалтике. Наконец после долгих переговоров перемирие с Литвой все-таки было заключено. В феврале 1567 г. Россия подписала также мир со Швецией. В 1569 г. турецкие войска вошли в юго-западные пределы России. Донские казаки удалились в глубь степей. Но русский царь воевать с Турцией не хотел, поэтому он предпринял все, чтобы неприятель сам покинул пределы страны. Иоанн также успел прислать войска в Астрахань, тем самым усилив угрозу туркам. Противник остался без продовольствия, оружия, подкрепления. И турки ушли из России. Сибирские ханы платили дань Москве аккуратно. Новый царь Сибири Кучум утвердил эту землю в подданстве России. Иоанн взял Кучума под свою руку с условием, чтобы тот платил ему ежегодно одну тысячу рублей. Иоанн заподозрил супругу Марию в связях с мнимыми заговорщиками. Этого было достаточно, чтобы изолировать царицу, поставив у входа в ее дом опричников. Такое распоряжение; царя ввергло Марию в ужас. Пылкая южанка, лишенная мужской защиты и ласки, начала чахнуть и 1 сентября 1569 г. скончалась. Однако приближенные царя распустили слух, что Марию отравили, тем самым Иоанн приготовил Россию к ужаснейшим всплескам своей ярости. Начался четвертый, страшный этап казней и мучений народа. Царь вспомнил старые обиды времен его болезни. Хотя с тех пор прошло 16 лет, но он не забыл измену князя Владимира Андреевича. Иоанн вместе с опричниками захватил Владимира, его жену и двух сыновей в деревне, недалеко от Александровской слободы, и заставил их принять яд. Мать Владимира Ефросинью утопили в Шексне. Судьба несчастного князя Владимира Андреевича производила удручающее впечатление. При Иоанне Новгород еще величался Великим. Царь знал, что новгородцы и псковитяне не любят его и настороженно относятся к царским указам. Иоанн приказал вывезти в Москву 500 семей из Пскова и 150- из Новгорода. По мнимому доносу о сговоре с польским королем .многие новгородцы лишились жизни. В декабре 1569 г. Иоанн Васильевич с царевичем Иоанном и всем двором выехал из Александровской слободы в Тверь. Царь думал, что здесь осталось много его врагов. Немало горожан было убито, в их числе старец Филипп, бывший митрополит. Его задушил Малюта Скуратов. Грабеж шел повсеместно. Разгромленная Тверь напоминала город во времена татарского нашествия, когда жестокая месть хана Узбека совершалась над предками нынешних горожан. Затем были опустошены города Медный, Торжок, Вышний Волочок. 2 января 1570 г. дружина царя вошла в Новгород. Всех жителей, окружив город, заставили ждать прибытия Иоанна. 6 января царь с сыном вошел в город, 7 января казнили всех иноков. Отслужили молебен. Начались суды. Ежедневно судили от 500 до 1000 новгородцев. Главными судьями были Иоанн и его сын. Пять недель продолжалось судилище. Наконец Иоанн приказал разорить город. Уничтожали все, что могли; сам царь следил за бесчинст-вами и грабежом. 12 февраля на рассвете царь призвал к себе оставшихся в живых именитых новгородцев, по одному с каждой улицы. Он посмотрел на них оком милостивым и кротким: гнев, ярость, до того пылавшие в его глазах, угасли. Царь оставил прибывших горожан живыми, отпустил их, назначив правителем в городе боярина и воеводу князя Петра Даниловича Пронского. Все богатства Новгорода были вывезены. B городе и его окрестностях, как сообщают летописи, погибло более 60 тысяч человек. Только через полго-да смогли опомниться горожане от кошмарных дел царя. Иоанн направился в Псков, готовя ему участь Новгорода, Горожане прощались друг с другом, но по совету князя Юрия Токмакова все население города вышло встречать царя хлебом-солью. По всему Пскову были накрыты столы с яствами. Царь удивился и сказал своим воеводам: "Иступите мечи о камень! Да перестанут убийства!". Псков был спасен. Покорность горожан была приятна царю. Иоанн забрал казну, книги, иконы, сосуды и, как бы невольно, пощадил родину Ольги. Царь спешил в Москву, чтобы новой кровью утолить свою неуемную жажду насилия. Пять месяцев велись следствия, искали виновных и наконец, нашли. Ими оказались первые любимцы царя - опричники Алексей Басманов, его сын кравчий Федор, Князь Афанасий Вяземский, Жестокие царедворцы поздно узнали, что милость тирана столь же опасна, как и его ненависть. Этих бывших опричников посадили в темницу, пытали, записывали их ложные вымученные показания. В итоге составили огромное дело, которое представили царю. Иоанн приказал виновных повесить. 29 июля 1570 г. среди большой торговой площади в вили 18 виселиц, разложили многие орудия мук, зажгли высокий костер и над ним повесили огромный чан с водой. Жители спешили укрыться. Площадь опустела. Зазвенели бубны. Явился царь с любимым сыном Иоанном, позади вели 300 осужденных. Было приказано явиться народу. Жители нехотя выходили из своих укрытий. Из толпы осужденных вывели несколько десятков человек - Иоанн даровал им жизнь. Остальных казнили. Первым четвертовали бывшего тайного советника Висковатого. Вторым в страшных муках умер казначей Фуников-Карцев: его обливали горячей и холодной водой, пока не скончался. Других кололи, вешали, рубили. Сам Иоанн, сидя на коне, пронзил копьем одного старца. За четыре часа умертвили более ста человек. Затем, совершив дело, убийцы, запачканные кровью, с дымящимися мечами встали перед царем, восклицая: "Гойда! Гойда!", славя тем самым его правосудие. ~* Многих знатных людей сослали в Белоозеро. Наказали даже высших служителей церкви. Но одновременно царь дал указание некоторых осужденных выпустить из темниц. Три дня царь отдыхал. На четвертый день снова начались казни. Малюта Скуратов предводительствовал палачами. Жены погибших именитых людей (более 80) были утоплены в реке. Одним словом, Иоанн достиг высшей степени своего безумства. Он мог еще губить людей, но не мог уже их изумлять. Отсекли голову князю Петру Семеновичу Оболенскому-Серебряному, который 20 лет не сходил с коня, побеждал татар, литовцев и немцев. Тогда же были казнены думный советник Захарий Иоаннович Овчин-Плещеев, один из богатейших сановников Хабаров-Добрынский, Иоанн Воронцов, Василий Разладин (потомок славного в XIV веке боярина Квашни), воевода Кирик-Тырков - знаменитый умом; чистым нравом, воинским мужеством, воин-герой Андрей Кашка-ров, нарвский воевода Михаил Лыков. Воевода Михайловский и Никита Козаринов-Голохвастов были взорваны на бочке пороха. Иоанн губил целые боярские роды. Он тешился со скоморохами, медведями травил людей, любил шутов, которые развлекали его перед казнями людей. Однажды царю не понравилась шутка князя Осипа Гвоздева. Он вылил на шута горячие щи и ударил ножом. Затем Иоанн призвал лекаря и сказал ему: "Исцели слугу моего доброго. Я поиграл с ним неосторожно". Но Осип был уже мертв. В другой раз Иоанн отрезал ухо стариц-кому воеводе Борису Титову. Воевода, не изъявив ни малейшей чувствительности к боли, со спокойным лицом благодарил Иоанна за милостивое наказание и желал ему счастливо царствовать. Иногда в разгар пира Иоанн с приближенными выбегал на улицу и рубил народ. Голод и массовые болезни помогали тирану опустошать Россию. Эти бедствия в стране продолжались до 1572 г. Царь задумал создать на ливонских землях особое государство под верховной властью России. В этом Иоанну помогали иностранцы Таубе и Крузе, возвышенные царем до думных должностей. Иоанн объявил датского принца Магнуса, эзельского владетеля, королем Ливонии, а Магнус царя - своим верховным владыкой и отцом. Он был удостоен чести жениться на племяннице царя Евфимии, дочери несчастного князя Владимира Андреевича. Брак отложили до благоприятного времени. Иоанн обещал невесте пять бочек золота. Прибыв в Ливонию, Магнус объявил жителям об объединении всех земель Ордена, о начале спокойствия и благоденствия. Многие верили и радовались, но недолго. Магнус, жертва честолюбия и легковерия, стал виновником новых бедствий для Ливонии. Магнус осадил Ревель, который находился в шведских владениях, город не сдавался. 30 недель велась осада Ревеля, но тщетно. Между тем Таубе и Крузе за спиной царя тайно вели переговоры с Данией и Швецией; когда их планы раскрылись, они из России бежали. Неожиданно невеста Магнуса Евфимия умерла. Иоанн предложил ему в жены младшую сестру Евфимии - Марию. Царь также обещал Магнусу завоевать для него всю Эстонию. Следуя правилу не умножать врагов России, Иоанн хотел предотвратить новую бесполезную войну с Турцией. Турецкий султан требовал Астрахань и Казань. Он желал видеть Россию данницей Турции. В то же время султан просил короля Польши отдать ему Киев. При поддержке Турции начал грозить России и Девлет-Гирей. С татарами постоянно происходили стычки. Весной 1571 г. более чем 100-тысячная армия крымских татар вступила в южные области России. Хан Девлет-Гирей, обойдя русские войска на Оке, подошел к Серпухову. Царь бежал в Коломну, оттуда в Александровскую слободу, затем в Ярославль. Москва осталась без войска, а хан стоял уже в тридцати верстах от нее. 24 мая 1571 г. татары подступили к Моск-ве. Были подожжены деревянные предместья, и пожар перекинулся в город. Сгорело все дотла, за три часа не стало Москвы. Уцелел лишь один Кремль. Более 120 тысяч человек погибли в пожаре. Главный московский воевода князь Вельский задохнулся в погребе. Испугавшись, хан отошел в село Коломенское. Девлет-Гирей не хотел брать Кремль в осаду и поспешно удалился в Крым. В плен было захвачено более 100 тысяч россиян. Царь, возвратившись в Александровскую слободу, приказал очистить Москву от трупов. 15 июня, приблизившись, к Москве, он остановился в расположенном на Троицкой дороге селе Братовщине. Здесь его встретили послы хана. Иоанн обещал вернуть Девлет-Гирею Астрахань. Унижаясь перед врагом, Иоанн как бы обрадовался новому поводу для тиранства своего народа. Еще дымилась Москва, еще татары грабили русское население, а царь уже в который раз казнил и мучил подданных. Иоанн снова решил жениться. Был назначен традиционный торжественный смотр невест. В определенный день во дворце выстроились несколько сотен русских красавиц. Обходя ряды, Иоанн зорко вглядывался в румяные, пышущие здоровьем лица. Девушки стояли скромно, потупив глаза, дрожа от волнения. Вдруг тусклый взгляд царя встретил открытые, сияющие глаза худощавой, стройной девушки. Выбор определился. Избранницей царя оказалась Марфа Васильевна Собакина, дочь новгородского купца. В это же время была избрана невеста для старшего царевича Иоанна - Евдокия Богдановна Сабурова. Но внезапно царская невеста занемогла, начала худеть, сохнуть. Иоанну Васильевичу сказали, что она испорчена злодеями (подозревали родственников умершей Марии Темрюковны). Снова начались казни (1571 г.). Умертвили князя Михаила Темрюковича - сурового кабардинца, бывшего прекрасным воеводой, а иногда и гнусным палачом. Засекли насмерть боярина Иоанна Петровича Яковлева. Боярина Льва Андреевича Салтыкова постригли в монахи, а затем умертвили. Были отравлены Григорий Грязной, бывший люби-мец царя, а также князь Иоанн Гвоздев-Ростовский и многие другие. Несмотря на болезнь невесты Марфы, царь все-таки 28 октября женился на ней. Через шесть дней женился и сын царя Иоанн на Евдокии Сабуровой. Но свадебные пиры- закончились похоронами Марфы. Она скончалась 13 ноября. Вскоре Иоанн совершил новое путешествие в Новгород. В конце декабря он торжественно был принят горожанами, 18 января 1572 г. царь выехал в столицу. По прибытии в Москву (или Александровскую слободу) царь решил жениться в четвертый раз. Однако православная церковь разрешала только три брака, так что четвертый был явно незаконен. Но для Иоанна законов не существовало. Он выбрал себе в жены Анну Алексеевну Колтовскую. Священнику было приказано обвенчать - и Иоанна обвенчали с Анной. Новая 18-летняя супруга царя во многих отношениях была похожа на Марию Темрюковну. Она отличалась необузданным и страстным нравом. Временно Иоанн присмирел. Тот период в стране стали называть "божьим царством". Но вскоре такое царство закончилось. Опричники, ненавидя Анну, оклеветали ее перед супругом, обвиняя в измене. По указанию царя, Анну постригли и отправили в Тихвинский монастырь (там, как утверждают, она прожила еще 64 года). Царь желал мира, но готовился к войне, укрепляя города, строя новые. В степи был возведен город Орел. В 1572 г. царь снова посетил Новгород, чтобы определиться: воевать ли ему со Швецией. В этот год 18 июля умер король Польши и великий князь Литвы Сигизмунд II Август. Неудовлетворенный ни разорением московских земель, ни унижением гордого Иоанна и в надежде снова обогатиться Девлет-Гирей решил дело об Астрахани и Казани закончить в Москве. Малочисленные российские войска отсиживались в крепостях. Иоанн узнал о нашествии хана 31 июля, будучи в Новгороде. Воевода Михаил Воротынский в пятидесяти верстах от Москвы дал татарам бой. У хана было 120 тысяч воинов, у русских - значительно меньше. С обеих сторон бились в бою насмерть. Берега Лопасни и Рожи обагрились кровью. Битва решилась в пользу россиян. Хан оставил обозы, шатры, знамена и ночью отступил в Крым. Уцелело не более 20 тысяч татар, лучшие его воины пали в бою. Россияне спасли Москву и отстояли честь страны, утвердили в подданстве страны Астрахань и Казань, отомстили за пепел столицы. Иоанн вернулся в Москву, предварительно отправив грозное послание Швеции. Царь въехал в столицу с торжеством и славой. Все ему благоприятствовало. Бедствия, опасности и враги исчезли. Смертоносные болезни и голод в России прекратились. Хан Крыма смирился, турецкий султан тоже не мыслил о войне с Россией. Литва и Польша уже искали дружбы с Иоанном. Швеция не имела ни сил, ни возможностей воевать с Россией, а русский царь, оставив в Ливонии рать, нашел в Москве еще 70 тысяч воинов-победителей, готовых к новым ратным подвигам. В 1572 г. царь, к внезапной радости подданных, вдруг уничтожил ненавистную опричнину, которая служила ему семь лет. Опальная "земщина" опять стала называться Россией, а "кромешники" - обычными царедворцами. Много опричников пало жертвой страстей Иоанновых, но один из них сохранял прочное место в его сердце. Им был Малюта Скуратов, наперсник Иоанна до самой своей смерти, живший с царем в одном дворце. Покровительство Скуратова способствовало продвижению Бориса Годунова, бывшего родственником первой супруги Василия III - Соломонии. В Борисе уже тогда созревали великие государственные добродетели и преступное властолю-бие. Молодой Годунов, одаренный от природы, стройный, красивый, прозорливый, приближался к окровавленному трону, но сам еще был чист от крови. Он, будучи опричником, избегал непосредственного участия в убийствах, ожидая лучших времён. Ещё не имея никакого Знатного чина, Годунов в 1571 г. был на свадьбе Иоанна Васильевича дружкой царицы Марфы, а его жена Мария - свахой. Осенью 1572 г. Иоанн с сыновьями поехал в Новгород собирать войско против шведов. Полки двинулись к Нарве. На земли Северо-Восточной Прибалтики пришло 80 тысяч россиян. В одной из стычек со шведами в 1573 г. погиб Малюта Скуратов. Приступом русские взяли Веттенштейн. Пали Нейгоф и Каркус. Но шведы в одном из сражений победили русских, что послужило поводом для заключения мира. 12 апреля 1573 г. Магнус женился на 13-летней Марии Владимировне. Свадьба состоялась в Новгороде. Вместо Ливонии и пяти бочек золота Магнус получил только городок Каркус. В 1575 г. русские со шведами заключили перемирие, но оно касалось не всей территории Швеции, а лишь ее отдельных частей. Поэтому в ходе военных операций россияне взяли Пернов (Пернау). Многие замки сдались русским без сопротивления, в том числе важная крепость Габзаль. В 1576 г. Россия заключила союз с Австрией. В 1576 г. в Польше произошло значительное событие, которое приковало к себе внимание всех европейских стран. На польский престол был избран Стефан Баторий - седмиградский трансильванский князь. Баторию было 42 года. Он отличался храбростью, отвагой, умом, красноречием, имел величественную наружность. Баторий поклялся, что будет неукоснительно соблюдать польские и литовские интересы, заключит союз с Оттоманской империей, усмирит крымского хана, присоединит к Литве все земли, ранее отвоеванные московскими князьями. В июле 1577 г. Иоанн предпринял поход на Ливонию. Таким образом началась война с Баторием, столь важная своими последствиями. Многие ливонские города пали. Пал город Венден, в котором Иоанн жестоко расправился с местными жителями, что удвоило ненависть ливонцев к россиянам. Осталось взять только Ригу, но туда Иоанн не пошел. На этом успехи россиян в Ливонии закончились. Однако это были знаменательные, блестящие для россиян победы. Всего за два года и три месяца было взято 27 ливонских городов. В России уже не было опричнины, но царь продолжал гонения и казни своих ближайших сподвижников. Сожгли шестидесятилетнего Михаила Воротынского - выдающегося полководца, завоеватели" Казани, участника почти всех походов времен Иоанна Грозного. Под его руководством впервые был составлен русский воинский устав "Боярский приговор о станичной и сторожевой службе". Вместе с ним замучили князя Никиту Романовича Одоевского. Были умерщвлены старый боярин Михаил Яковлевич Морозов, его два сына и супруга. Пали князь Петр Андреевич Куракин, окольничий Петр Зайцев - ревностный опричник. Казнили Григория Собакина - дядю умершей царицы Марфы, князя Тулупова и других. Царь, уже не требуя разрешения от епископов, около 1575 г. женился в пятый раз - на Анне Васильчиковой. Но летописцы не знают, дал ли он Анне имя царицы, торжественно ли венчался с ней, так как в описании этого бракосочетания "нет сего пятого", не видим также никого из ее родственников при дворе, в чинах, между ближними к царю людьми. Шестой супругой Иоанна была прекрасная вдова Василиса Мелентьева. Царь без всяких священных обрядов взял с нее "только молитву для сожития". Но на этом беззаконные женитьбы царя, ненасытного в убийствах и в любви, не закончились. Во внешней политике Иоанн, ведя Ливонскую войну, постоянно искал союзников. В 1578 г. был подписан договор с Данией. Желая если не союза, то хотя бы мира с престарелым крымским ханом Девлет-Гиреем, Иоанн не переставал сноситься с ним через послов. Девлет-Гирей умер в 1577 г. Новый крымский хан - его сын Магмет-Гирей дружелюбно известил Иоанна о своем восшествии на престол. Более того, он напал на Аитву, разорил часть ее земель, тем самым показывая верность своим союзническим отношениям с Россией. Но одновременно Магмет-Гирей настаивал на том, чтобы ему отдали Астрахань. Иоанн длительное время вел переговоры с польским королем Баторием, но обстоятельства стали складываться не в пользу России, овладевшей почти всей Ливонией, за исключением Ревеля, Риги, Курляндии. Под Нарвой появился шведский отряд. Другие воинские подразделения опустошили Кексгольмскую землю. Ревельцы тревожили российские владения в Северной Ливонии. Польско-литовские войска заняли ряд городов в Южной Ливонии и отняли у России Венден. Магнус снова изменил Иоанну. В 1578 г. он заключил договор с Баторием и вместе с молодой супругой уехал в Курляндию. Иоанн не удивился этому и послал дополнительные войска в Ливонию. Шведы и поляки под руководством Батория в одном из боев под Дерптом взяли 17 русских пушек, множество коней и весь обоз. Убитых на поле боя было 6 тысяч человек. Этим сражением начались успехи польского короля. Баторий плохо знал русский язык, но он хорошо помнил, какие земли были отняты у Литвы и Польши. В начале августа 1579 г. Баторий осадил Полоцк. Русские более трех недель защищались, но крепость пала. Этот город, памятный в народе тем, что он был уделом Владимира и Рогнеды, вновь, вплоть до царствования Екатерины II, стал собственностью Литвы. Литовцы выжгли 2 тысячи селений в смоленских землях. В январе 1580 г. царь собрал высшее духовенство, он призвал церковь помогать ему в борьбе с внешними врагами. Иоанн увеличивал свое войско и в то же время мучительно искал мира с Литвой. Зима прервала военные действия. Баторий спешил в Вильно и Краков на сейм. Думая найти поддержку у Рима, Иоанн послал посольство к Папе и императору, но его по-иски были бесполезными. Баторий снова появился в России там, где его совсем не ждали. Иоанн трусил, но не предпринимал никаких мер. 5 августа 1580 г. литовцы взяли Великие Луки, девять тысяч воинов приближались к Смоленску, но русские на подступах к городу разбили этот отряд литовцев. Баторию сдались города Невель, Озерище, Заволочье. Уже зимой литовцы взяли Холм, выжгли Старую Руссу, опустошили дерптские владения и часть псковских земель. С другой стороны на русских двинулись шведские полки, которые захватили Кексгольм, с боями взяли Падис и Везенберг. Ji Россия казалась слабой и безоружной, хотя имела 80 крепостей, наполненных орркием. Но Иоанн заперся в Александровской слободе. Воеводы же, обескураженные нерешительностью царя, сами действовать смело опасались. В то время, как Баторий завоевывал русские земли, Иоанн решил жениться в седьмой раз. Выбор пал на Марию, дочь сановника Федора Федоровича Нагого. Одновременно царь женил своего сына Федора на сестре Бориса Годунова Ирине. Оба эти брака принесли России одни несчастья. Годунов все ближе становился к трону. В 1581 г. Иоанн снова запросил у Литвы и Польши мира. Баторий требовал теперь не только земли Ливонии, но и Смоленск, Псков, Новгород, другие русские города. Баторий отклонил семилетнее перемирие, предложенное Иоанном, и прогнал русских послов. В августе поляки и литовцы осадили Псков. Обороняющихся воинов было тысяч тридцать. Более 40 тысяч воинов было в Новгороде, 15 тысяч - во Ржеве. Баторий привел в Россию 100-тысячное войско из поляков, литовцев, венгров, немцев, австрийцев. В общей сложности Иоанн собрал 300-тысячное войско, но оно было рассредоточено, так как царь боялся нападения крымского хана. 8 сентября 1581 г. осталось в истории славнейшим днем для Пскова. Была кровопролитная битва, "все нерусское", как говорили современники, бежало. Убитых псковитян было 863, раненых - 1626 человек. Неприятеля полегло около 5 тысяч. Но осады Пскова Баторий не снял, еще два месяца русские отражали нападение объединенных войск неприятеля. Литовцы хотели взять Печорский монастырь, который защищали около 300 воинов, но и монастырь выдержал осаду. Шведы взяли несколько российских городов, в их числе Ивангород и Нарву, где в кровопролитной сече легло 7 тысяч россиян. Иоанн был в ужасе. Повсюду он видел одних неприятелей, не надеялся на силы россиян. Вскоре литовцы все же согласились на перемирие. Иоанн отказался от ливонских земель, уступил Полоцк, Велиж. В то же время Баторий возвратил России города Великие Луки, Заволочье, Невель, Холм, Себеж, Остров, Красный, Изборск, Гдов. Так закончилась трехлетняя война со Стефаном Баторием, неудачная для России и постыдная для Иоанна, который почти 24 года стремился к Балтийскому морю и мог бы это сделать, если бы не его малодушие и политические просчеты. Но жизнь текла... В своем старшем сыне Иоанн хотел видеть самого себя. Любимый сын присутствовал в Думе, объезжал государство. Царевич в 1581 г. уже имел третью супругу Елену Иоанновну из рода Шереметевых. Две первые жены - Евдокия Сабурова и Параскева Соловая - были принудительно пострижены в монахини. Иоанн Иоаннович обладал умом и был чувствительным к славе. Поздней осенью 1581 г. царская семья пережила страшную трагедию: от руки Иоанна Грозного погиб его старший сын. Приводим версию гибели Иоанна Иоанновича в изложении Н.М.Карамзина. Иоанн просил отца послать его освободить от неприятелей Псков, восстановить честь России. Царь в гневе закричал: "Мятежник! Ты вместе с боярами хочешь свергнуть меня с престола!". И посохом несколько раз ударил царевича по голове. Несчастный сын упал, обливаясь кровью. При этом якобы присутствовал Годунов, которого Иоанн тоже ранил. Ярость царя исчезла. Побледнев от ужаса, в трепете, в исступлении царь воскликнул: "Я убил сына!". После этого Иоанн кинулся его обнимать, старался удержать кровь, текущую из глубокой раны, плакал, рыдал, звал лекарей, молил бога о милосердии, сына о прощении. Царевич лобзал руку отца, нежно изъявляя ему любовь и сострадание, убеждал его не предаваться отчаянию, сказал, что умирает верным сыном и подданным. Иоанн-сын жил еще 4 дня и скончался в Александровской слободе 19 ноября 1581 г. Царь несколько дней сидел неподвижно у трупа сына без пищи и сна. 22 ноября бояре, князья - все в черной одежде - понесли гроб в Москву. Царь шел за гробом до самой церкви Св. Михаила Архангела. Там он указал место между могилами своих предков, где должен быть похоронен его сын. Сняв с себя царскую одежду, в печальной ризе, в виде простого, отчаянного грешника царь бился о гроб и землю с пронзительными воплями. Кроме версии, которой воспользовался Карамзин, имеются и другие, кстати более распространенные в исторической литературе. Чаще всего гибель Иоанна связывают с его попыткой защитить жену от гнева царя. Несколько дней царь сильно тосковал, не знал спокойного сна. Ночью, как бы устрашаемый привидениями, он вскакивал, падал, метался по покоям, стонал, вопил и утихал только от изнеможения. Забываясь в минутной дреме на полу, где клали для него тюфяк в изголовье, царь ждал и боялся утреннего света. Иоанн высказывал мысль об оставлении света и постриге в монахи. Так как другой его сын, Федор, слабый и болезненный, не мог управлять страной, царь просил бояр найти достойного кандидата на царский престол. Все изумились, но боялись коварства. Иоанн как бы без своей воли согласился носить еще тягость правления, но снял с себя все знаки величия. Послав 10 тысяч рублей патриархам в Константинополь, Антиохию, Иерусалим и Александрию с тем, чтобы они молились за упокой души сына, Иоанн успокоился. В государственных делах Иоанн проявлял удивительное хладнокровие и спокойствие, которое могло происходить или от большого величия, или от малой чувствительности души: 28 ноября 1581 г. в Москве он уже слушал донесение своего гонца о псковской осаде. Царь наказал воевод за неудачи в войне с Ливонией. Он долго не виделся с Борисом Годуновым. Царь сам приехал к Годунову, обнял его и в знак особой милости разрешил его врачу Строганову называться по отчеству, как стали именоваться в те времена государственные чиновники. Иоанн, имея многочисленное войско, терял западные владения, уступая их литовцам и полякам. На востоке же небольшой отряд русских храбрецов приобрел для России новое царство - Сибирь, где в то время правил татарский хан Кучум. Это сделали отважные атаманы Ермак (Герман) Тимофеев, Иван Кольцо, осужденный царем на смерть, Яков Михайлов, Никита Пан, Матвей Мещеряк. Все они отличались редким удальством. Знаменитые купцы Строгановы, которые жили в Перми и которых опекал царь, в 1579 г. предложили этим пятерым храбрецам честную службу. Атаманы собрали из числа поволжских и донских казаков 540 бойцов и прибыли к Строгановым. Через два года казаки разбили наголову отряд сибирского мурзы, который постоянно тревожил русские поселения на реке Чусовой. Призывая атаманов на службу, Строгановы имели в виду не одну защиту восточных городов страны. Узнав разум, отвагу, смелость их главного воеводы Ермака Тимофеевича - неизвестного родом, знаменитого душой, как сказано в летописи, они составили еще одну дружину из русских, татар, а также плененных в Ливонской войне литовцев и немцев в количестве 300 казаков и ратных людей и в 1581 г. отправились в поход в глубь Сибири. Из числа ратников кто хотел чести, а кто добычи. Кроме атамана избрали есаулов, сотников, пятидесятников. Старшим над ними был неустрашимый Иван Кольцо, который перед походом выслушал последнее наставление Строгановых: "Иди с миром, очисти землю сибирскую и выгони безбожного салтана Кучума!". Отряд под руководством Ермака с обе-том доблести и целомудрия 1 сентября 1581 г. отплыл по реке Чусовая к Уральским горам. Завоевание Сибири осуществлялось малыми силами. Обычно горстка храбрецов, стреляя из огнестрельного оружия, побеждала тысячи людей, вооруженных копьями и стрелами. Около реки Тобол Ермак с группой русских воинов, находясь в окопе, несколькими выстрелами остановил нападение более 10 тысяч всадников Маметкула - племянника Кучума. Вторая битва с татарами произошла у Иртыша, третья - отважная, жаркая, упорная - на Иртыше. Самая решительная битва состоялась 23 октября 1581 г. Кучум бежал в Ишимские степи. В этой битве пало 107 казаков. 26 октября Ермак, уже знаменитый, вступил в город Искер (или Сибирь), который стоял на высоком берегу Иртыша. Там победители захватили большую добычу. Опасаясь приближающихся воинов, население покинуло город, но вскоре жители возвратились в свои дома. Местное население Ермак обязал платить дань. Но Кучум был недалеко. Бодрствовал и Маметкул, вылечившийся от раны. Внезапным ударом были убиты 20 россиян, ловивших рыбу. Ермак нагнал неприятелей и разбил их. В 1582 г. в плен попался Маметкул. Затем Ермак поплыл на север. Татары клялись быть верными России, целуя омоченную кровью саблю. Казаки овладели городом Нарым. Ермак дошел до Оби, которая была известна еще древним новгородцам. При взятии остякского (Остяки - прежнее название народа ханты) города Нарым погиб Никита Пан. Дальше Ермак не пошел, так как начинались сплошные болота. Он возвратился в Искер, дав знать Строгано-вым, что "бог помог ему одолеть салтана, взять его столицу, землю и царевича, а с народов - присягу верности". Ермак написал письмо Иоанну, в котором сообщил, что готов сдать Сибирское царство его воеводам без всяких условий. С этой грамотой к царю поехал второй атаман, главный сподвижник Ермака - Иван Кольцо. Восхищенные вестью о покорении Сибирского ханства, Строгановы поспешили в Москву. Явились туда и послы Ермака. Иван Кольцо с товарищами били царю челом и дарили драгоценные меха соболя, черной лисицы и бобра. Пишут, что давно не было в Москве такого веселья, которое привезли посланники Ермака. Было завоевано новое царство! В Сибирь был послан отряд из 500 человек под командованием князя Семена Дмитриевича Волховского. Иван Кольцо возвратился в Сибирь. Туда были отправлены из Вологды 10 священников. Семену Строганову царь пожаловал два местечка - Большую и Малую Соль на Волге, а Максиму и Никите Строгановым было предоставлено право торговать беспошлинно в ряде городов Урала и Сибири. Завоевание Сибири продолжалось. Иван Кольцо в 1583 г. прибыл в Искер с государственным жалованьем, а князь Волховский - с воинскими людьми. Первый вручил атаманам и рядовым воинам богатые дары, а Ермаку Тимофеевичу, который приехал в сибирскую столицу, чтобы принять награды, - две брони (кольчуги), серебряный кубок и шубу с царского плеча. Иоанн назвал Ермака сибирским князем. Вскоре среди казаков и ратников в Сибири начались болезни и голод. Умерли многие воины, в том числе князь Волховский. В 1584 г. положение несколько поправилось. России стал служить Маметкул. Но из-за неосторожности погибли многие казаки, и в их числе атаманы Иван Кольцо и Яков Михайлов. Это было следствием мятежа новых русских данников. Та-тары окружили Ермака в городе Искер, но русские сделали удачную вылазку и атакующие были разогнаны. Ермак снова пошел на завоевание сибирских земель, однако 5 августа 1584 г. случилась трагедия - он погиб. По одной из версий, ночью на малочисленное русское войско напал Кучум, который убил 49 сонных русских воинов. Пытаясь спастись, Ермак, переплывая Иртыш, выбился из сил. Он утонул, "отягченный железной броней, данной ему Иоанном". Существует, по меньшей мере, три легенды о гибели легендарного полководца. Тело Ермака нашли у реки в 12 верстах от селения Абалак. Тело грозного завоевателя опознали. Царь Кучум и вся татарская знать приехали насладиться местью. В течение шести недель в мертвого Ермака летели стрелы татар. Ермак, как описывают его современники, был благородного вида, сановит, среднего роста, крепок мышцами, широк плечами, имел плоское, но приятное лицо, черную бороду, волосы темные, кудрявые, глаза светлые, быстрые, пылкую душу, сильный, проницательный ум. О Ермаке - завоевателе Сибири - осталась в народе вечная память. Весть о гибели Ермака привела в ужас воинов, живших в Сибири. Казаки решили покинуть Сибирь. С кончиной Ермака убавились их смелость, великодушие и надежда. В последующем россияне возвратятся в Сибирь, но это произойдет уже в царствование преемника Иоанна. В 1582 г. Иоанн, наконец, решил воевать со Швецией. Успех казался несомненным, легким. Баторий не только не поддерживал шведского короля, но и сам угрожал ему войной из-за захвата шведами Эстонии. Князь Катырев-Ростовский, выступив из Новгорода, наголову разбил северного соседа в Вотской Пятине. Но судьба помогла Швеции. Баторий, сильный в боях, не смог одолеть польского сейма: паны не хотели воевать. Тогда Россия и Речь Посполитая заключили 15 января 1582 г. на 40 лет мир близ Запольского Яма, южнее Пскова (Ям-Запольский мир). России возвращались занятые польскими войсками города, в то же-вре-мя Россия отказывалась в пользу Речи Посполитой от Полоцка и Ливонии. Со Швецией 26 мая 1583 г. было заключено на реке Плюссе перемирие (Плюсское перемирие). За шведами остались города Нарва, Ям, Ивангород и Копорье. Иоанн, женатый в седьмой раз, зная, что Мария Нагая беременна, продолжал искать невесту в Англии. Писали, что Иоанн хотел жениться на 50-летней красавице Елизавете - английской королеве. Между тем, супруга царя 19 октября 1583 г. родила в Москве сына Дмитрия. Царь направил в Англию специального посланника Писемского за невестой. Елизавета предложила кандидатуру Марии Гастингс - своей племянницы, которая, по описаниям посланника Писемского, была высокой, стройной, белой лицом, сероглазой, русоволосой, имела прямой нос, длинные пальцы на руках. Сначала Елизавета хотела этого брака, желала его и невеста, но, напуганная рассказами о свирепости жениха, королева изменила свое решение. Это известие сообщил Иоанну посол Англии в России Баус, с которым царь после этого обошелся грубо. Крепкий сложением, Иоанн надеялся на долголетие, но случилось непредвиденное. С зимы 1584 г. он начал заметно слабеть. В течение февраля Иоанн еще занимался государственными делами, но 10 марта царь сильно занемог. Он приказал писать завещание. Наследником был объявлен царевич Федор. Младенцу Дмитрию с матерью был выделен в удел Углич. Воспитателем юного царевича стал Вельский. Иоанн крепился, не сдавался. Еще 15 марта его носили в креслах по палатам, где он показывал англичанину Горсею свои драгоценности. Невестка Ирина, супруга Федора, пришла к болящему с нежным утешением, но вынуждена была убежать "с омерзением от его любострастного бесстыдства". Через 3 дня здоровье царя резко ухудшилось. Лежа на одре в беспамятстве, Иоанн громко звал к себе убитого сына, говорил с ним ласково. 18 марта 1584 г. царю стало лучше, он попросил шахматную доску, расставил фигуры и хотел сыграть с Вельским в шахматы, но внезапно упал и навеки закрыл глаза. Иоанн лежал уже мертвым, но все еще был страшен для царедворцев и его не объявляли умершим. Наконец раздалось: "Не стало государя!...". Народ громко закричал, заплакал. На третий день совершилось погребение Иоанна в храме Св. Михаила Архангела. Напрасно некоторые историки пишут о заговорах против Иоанна. Эти заговоры единственно были в смутном уме царя. В то же время Иоанна Васильевича сравнивают с древнеримскими императорами Калигулой и Нероном - государями-чудовищами, а также с французским королем Людовиком XI (1423 - 1483 гг.) - свирепым, благочестивым, кровожадным, же-нолюбивым, но мудрым в государственных делах. Личность Иоанна сложна и многогранна. Он имел превосходный ум, образование, редкую память, обладал твердостью характера и властью над собой, в часы страха и внутреннего беспокойства умел громко смеяться, хвалился милосердием, щедростью и правосудием, был хорошим оратором. Но Иоанн на протяжении большей части жизни все-таки оставался тираном. Однажды царь велел изрубить слона, присланного из Персии, не захотевшее го встать перед ним на колени. Иоанн всегда сравнивал себя с Александром Македонским, но не имел в душе и тени мужества. Во внешней политике Иоанн неуклонно следовал великим намерениям своего деда. Он сам разбирал тяжбы, выслушивал жалобы, работал с документами, не выносил гнусного пьянства. Иоанн разрешал веселиться народу в кабаках лишь на Святой неделе и в Рождество. В другое время пьяных отсылал в темницу. Не терпя смелых высказываний, Иоанн никогда не позволял и грубой лести в свой адрес. Царь славился благоразумной терпимостью к различным верам. Он любил спорить с учеными-иноземцами о законах и при этом сносил противоречия. Иоанн изъявлял уважение к искусствам и наукам, лаская просвещенных иноземцев. Он не основал академии, но способствовал народному образованию - строил церковные школы. Наконец Иоанн знаменит в истории как законодатель и строитель государства. Новые законы, учреждения, налоги всегда объявлялись через приказы. Наказания были прежние: за первое воровство - кнут, за второе - смерть. Некоторые законы, введенные Иоанном, были отменены лишь Петром I. В царствование Иоанна Васильевича было построено много новых городов, в их числе: Чебоксары, Козьмодемьянск, Орел, Данков, Епифан, Денев, Чернь, Тетюши, Алатырь, Арзамас. Иоанн до конца своих дней помнил развалины сожженной в 1571 г. татарами Москвы. В 1581 г., если верить свидетельствам современников Иоанна, в столице проживало не более 30 тысяч человек, то есть в шесть раз меньше прежнего. Царь любил роскошь. В московской казне лежали груды жемчуга, золота, серебра. Задавались богатые пиры, на которых в течение 5-6 часов угощали 600 - 700 гостей. Однажды, помимо знатных людей Москвы, в Кремле у царя обедало 2 тысячи союзников - ногайских татар. В заключение скажем, что стоны умолкли, жертвы истлели, старые предания затмились новыми, но имя этого царя блистало на Судебнике, напоминало о присоединении к России трех татарских ханств. Свидетельства ужасных дел хранятся в архивах, а Казань, Астрахань, Сибирь как часть России остаются памятником царю-завоевателю. Народ, чтя Иоанна как государственного деятеля, сильного правителя, много сделавшего для укрепления гражданского уклада жизни, отверг память о нем как о царе-мучителе. Иоанна IV до настоящего времени называют Грозным, так же, как и его грозного деда - Иоанна III. И это имя звучит скорее в похвалу, чем в укоризну. Поистине, "история злопамятнее народа".
 
      
               
  
       
Фотогалереи города Колпашево


Город Колпашево: "Взгляд из автомобиля" (32) 

Город Колпашево: "Звери птицы" (13) 

Город Колпашево: "Люди лица" (9) 

Город Колпашево: "Вечерний ночной этюд города Колпашево и природы" (41)

Город Колпашево: "Цветы" (21) 

Город Колпашево: "Зима белым бело" (18) 

Город Колпашево: "Паромная переправа" (31) 

Город Колпашево: "Крупные планы" (38) 

Город Колпашево: "Пейзажи реки" в гроде Колпашево (26) 

Город Колпашево: Дома строения архитетура (10) 

Город Колпашево: Природа (23)

Город Колпашево: Пути дороги (15) 

Город Колпашево: Праздники и веселье, 70 лет городу Колпашево (30) 

Город Колпашево: Колпашевский Кадетский корпус (20) 

Город Колпашево: Хореаграфический коллектив "Югана" (г. Колпашево) - Москва декабрь 2008 год (32) 

Город Колпашево: Фотогалерея спортивного турнира по боксу в городе Колпашево 25 января 2009 года(53)

Город Колпашево: Фотогалерея авторалли 2009 город Колпашево(32)

 
2008-2011 Copyright ©
Колпашево."Континент Техно"
При копировании материалов прямая ссылка обязательна
 
сегодня: 18.11.2017 года   Сделать стартовой страницей.    Напишите нам

Колпашево   В мире   Мост в Колпашево   О Колпашево   История Колпашева   Авто   Компьютеры   Проблемы чтения   История России    Главная    Гостевая    Форумы   "В нашей стране и в мире"    Каталог интернет ресурсов    Нарымский край   Ваши новости о Колпашево
  Новости города Колпашево и Томской области за 2008 год:  1 | 2 |  3 |  4 | 5